Взыскание страховой с виновника дтп

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас
8 (800) 350-84-13 доб. 810

(звонок на номер бесплатный)

по телефону консультация предоставляется БЕСПЛАТНО!


  гр. дело № 33-3422\19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

30 января 2019 года  

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Михалиной С.Е.

судей Леоновой С.В. и Нестеровой Е.Б.

при секретаре П. С.В.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Леоновой С.В. дело по апелляционной жалобе фио  на решение Кунцевского  районного суда г. Москвы от 17 октября  2018 года, которым постановлено:

     Исковые требования удовлетворить.

    Взыскать с фио в пользу  наименование организации  ущерб в размере 173 812,42 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 4 677 руб., а всего взыскать 178 489 (сто семьдесят восемь тысяч четыреста восемьдесят девять) руб. 42 коп.

     Взыскать с фио в пользу  наименование организации  расходы по проведению судебной экспертизы в размере 10 000 (десять тысяч)  руб.

УСТАНОВИЛА: 

          Истец наименование организации  обратился в суд с иском к ответчику фио о взыскании ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием в размере 173 812,42 руб., расходов по оплате госпошлины в размере 4 677 руб.

          Иск мотивирован тем обстоятельством, что 15.10.2017 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля марки «Тойота» госрегзнак ..., застрахованного в наименование организации и автомобилем марки «Ленд Ровер» госрегзнак ..., управляемого фио       Виновным в аварии был признан водитель  фио   По данному страховому случаю,  истец произвел выплату страхового возмещения в размере 314 412,42 руб. Страховая компания ответчика в рамках лимита ответственности ОСАГО  осуществила выплату в размере 140 600 руб.  с учетом  износа.

           Истец просит взыскать с виновника ДТП,  оставшуюся не выплаченной  страховой компанией сумму,  без учета износа деталей (сверх страхового возмещения) в размере 173 812,42 руб. Данное требование обоснованно истцом правовой позицией, выраженной в п.5.3 Постановления КС РФ от 10 марта 2017 г. № 6-П.

            В судебном заседании суда первой инстанции представитель истца наименование организации поддержал  исковые требования по основаниям, изложенным в иске.

            В судебном  заседании суда первой инстанции ответчик иск не признал по основаниям, изложенным в письменном отзыве на иск.

           Представитель третьего лица  наименование организации в судебное заседание суда первой инстанции не явился, извещен надлежащим образом, о причинах неявки суду не сообщил, с заявлением на имя суда о рассмотрении дела в его отсутствие не обращался.

         Судом постановлено указанное выше решение, об отмене которого просит ответчик фио по доводам апелляционной жалобы.

В судебное заседание суда апелляционной инстанции представители истца наименование организации и  3-го лица наименование организации не  явились, извещены, причины неявки не обосновали, ходатайств об отложении судебного разбирательства не заявляли, в связи с чем, судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие по ст. ст. 167, 327 ГПК РФ.

В силу ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2012 года № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения ответчика фио, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения, постановленного в соответствии с требованиями закона и фактическим обстоятельствами по делу.

  Согласно ст. 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

В соответствии со ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

            При разрешении спора судом установлено, что 15.10.2017 г. по адресу: адрес произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля марки «Тойота» госрегзнак ..., застрахованного в наименование организации и автомобилем марки «Ленд Ровер» госрегзнак ..., управляемого фио Виновным в аварии был признан водитель  фио, нарушивший п.8.12 ПДД РФ.

          По данному страховому случаю,  истец произвел потерпевшему страховую выплату платежным поручением № 278642  от 15.11.2017 г. в размере 314 412,42 руб. в виде оплаты стоимости восстановительного ремонта застрахованной автомашины наименование организации.

         наименование организации, где была застрахована по полису ОСАГО ответственность причинителя вреда, возместила истцу ущерба в размере 140 600 руб., что подтверждается платежным поручением № 44479 от 06.12.2017 г.

Таким образом, к истцу перешло право требования возмещения в порядке суброгации с ответчика, являющегося причинителем вреда.

         По ходатайству ответчика, оспаривавшего размер ущерба, судом была назначена судебная оценочная экспертиза.      Согласно экспертному заключению № 180821-1 от 21.08.2018г., составленному специалистом наименование организации, стоимость восстановительного ремонта автомобиля потерпевшего, с учетом износа составляет  120 700 руб., без учета износа –138 700 руб., однако, суд  принял  указанное экспертное заключение, так как в данном случае, в силу положений ст.15 ГК РФ, истец имеет право на полное возмещение ущерба, равно как и потерпевший, застраховавший свою ответственность по полису КАСКО.

         Кроме того, суд учел, что страховое возмещение в размере 314 412,42 руб. было  перечислено  истцом  наименование организации, для производства ремонта застрахованного поврежденного автомобиля и составляет сумму фактических расходов на восстановительный ремонт автомобиля потерпевшего.

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, применил к спорным правоотношениям положения ст. ст. 15, 931, 935, 965, 1064, 1072 Гражданского Кодекса РФ, оценил по правилам ст. 67 ГПК РФ собранные по делу доказательства в их совокупности и пришел к обоснованному выводу об удовлетворении иска наименование организации.

         Взыскивая с ответчика ущерб в порядке суброгации в сумме 173 812,42 руб. (314 412,42 руб. (страховое возмещение) – 140 600 руб. (лимит ответственности по договору ОСАГО страховщика ответчика),  суд правильно исходил из того, что положения Закона об ОСАГО о взыскании страховой выплаты в виде стоимости восстановительного ремонта с учетом износа транспортного средства применимы лишь к правоотношениям, возникающим между страховщиком и потерпевшим по договору об ОСАГО, что в свою очередь не лишает последнего права требовать от виновника полного возмещения вреда в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

Суд принял во внимание, что потерпевшему страховой компанией выдано направление на СТОА, характер повреждений определен на основании акта осмотра поврежденного транспортного средства непосредственно после ДТП, составлена калькуляция наименование организации, согласно которой фактическая  стоимость проведенного ремонта транспортного средства составила 314 412,42 руб.

При изложенных обстоятельствах размер ущерба, подлежащий возмещению в порядке суброгации, определен верно без учета износа транспортного средства.

         Взыскание с ответчика в пользу истца государственной пошлины в сумме 4 677 руб. не противоречит ст. 98 ГПК РФ, ст. 333.19 НК РФ.

          Также в соответствии со  ст.ст.94, 98 ч.1 ГПК РФ с ответчика в пользу наименование организации судом правомерно были взысканы расходы, согласно выставленного счета,  в размере 10 000 руб. за проведение судебной экспертизы, назначенной определением суда от 27.06.2018 г., оплата,  за проведение которой была возложена судом на ответчика, не исполнившего указанное определение.

С указанными выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, поскольку они мотивированны, соответствуют установленным обстоятельствам дела, основаны на правильном применении и толковании норм материального права и исследованных судом доказательствах, оценка которых произведена по правилам ст. 67 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы о том, что сумма за ремонт транспортного средства должна быть полностью взыскана со страховой компании ответчика,  в связи с тем, что сумма ущерба не превышает лимит страховой выплаты по ОСАГО 400000 руб., несостоятельны по изложенным выше основаниям.

наименование организации правомерно возместило истцу наименование организации 140 600 руб., на основании Закона об ОСАГО с учетом износа транспортного средства, тогда как истец по договору КАСКО выплатил страховое возмещение в полном объеме и вправе требовать в порядке суброгации невозмещенную сумму ущерба.

Как указал Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 10.03.2017 № 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан ... и других», замена поврежденных деталей, узлов и агрегатов - если она необходима для восстановления эксплуатационных и товарных характеристик поврежденного транспортного средства, в том числе с учетом требований безопасности дорожного движения, - в большинстве случаев сводится к их замене на новые детали, узлы и агрегаты. Поскольку полное возмещение вреда предполагает восстановление поврежденного имущества до состояния, в котором оно находилось до нарушения права, в таких случаях - при том, что на потерпевшего не может быть возложено бремя самостоятельного поиска деталей, узлов и агрегатов с той же степенью износа, что и у подлежащих замене, - неосновательного обогащения собственника поврежденного имущества не происходит, даже если в результате замены поврежденных деталей, узлов и агрегатов его стоимость выросла.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтвержденные расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Согласно п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» если для устранения повреждений имущества истца использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба истца полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения.

Принимая во внимание приведенное толкование закона высшими судами, следует исходить из того, что причиненный истцу ущерб должен возмещаться без учета износа транспортного средства.

Доводы апелляционной жалобы о том, что в соответствии с выводами судебной экспертизы размер стоимости восстановительного ремонта с учетом износа составляет  120 700 руб., без учета износа –138 700 руб., тогда как в порядке ОСАГО была произведена выплата в размере 140600 руб., в связи с чем,  исковые требования наименование организации подлежали отклонению, судебная коллегия полагает несостоятельными.

Конституционный Суд Российской Федерации давая в Постановлении от 31 мая 2005 года № 6-П оценку Федеральному закону «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», исходя из его взаимосвязи с положениями главы 59 ГК Российской Федерации, пришел к следующим выводам: требование потерпевшего (выгодоприобретателя) к страховщику о выплате страхового возмещения (об осуществлении страховой выплаты) в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда; выплату страхового возмещения обязан осуществить непосредственно страховщик, причем наступление страхового случая, влекущее такую обязанность, само по себе не освобождает страхователя от гражданско-правовой ответственности перед потерпевшим за причинение ему вреда; различия в юридической природе и целевом назначении вытекающей из договора обязательного страхования обязанности страховщика по выплате страхового возмещения и деликтного обязательства обусловливают и различия в механизмах возмещения вреда в рамках соответствующих правоотношений; смешение различных обязательств и их элементов, одним из которых является порядок реализации потерпевшим своего права, приводит к подмене одного гражданско-правового института другим и может повлечь неблагоприятные последствия для стороны, в интересах которой он устанавливался, в данном случае - потерпевшего (выгодоприобретателя), и тем самым ущемление его конституционных прав и свобод.

Приведенные правовые позиции, из которых следует, что институт обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, введенный в действующее законодательство с целью повышения уровня защиты прав потерпевших при причинении им вреда при использовании транспортных средств иными лицами, не может подменять собой институт деликтных обязательств, регламентируемый главой 59 ГК Российской Федерации, и не может приводить к снижению размера возмещения вреда, на которое вправе рассчитывать потерпевший на основании общих положений гражданского законодательства, получили свое развитие в последующих решениях Конституционного Суда Российской Федерации.

При этом следует иметь в виду, что законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств регулирует исключительно данную сферу правоотношений (что прямо следует из преамбулы Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», а также из преамбулы Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной Центральным банком Российской Федерации 19 сентября 2014 года) и обязательства вследствие причинения вреда не регулирует: в данном случае страховая выплата, направленная на возмещение причиненного вреда, осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и в соответствии с его условиями.

Названный Федеральный закон, как специальный нормативный правовой акт, не исключает распространение на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах из причинения вреда. Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования. В противном случае - вопреки направленности правового регулирования деликтных обязательств - ограничивалось бы право граждан на возмещение вреда, причиненного им при использовании иными лицами транспортных средств.

Тогда как следует из материалов дела эксперт при проведении судебной экспертизы касательно определения стоимости восстановительного ремонта поврежденного застрахованного транспортного средства,  руководствовался  Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной Центральным банком Российской Федерации 19 сентября 2014 года.

При таких обстоятельствах взысканная судом с ответчика  в пользу истца сумма ущерба  в размере 173 812,42 руб., как разница между  затратами, направленными на  фактический ремонт автомашины и выплаченного страхового возмещения в порядке ОСАГО, является обоснованной.

Доводы апелляционной жалобы о несогласии со включением в стоимость восстановительного ремонта транспортного средства марки «Тойота» госрегзнак ..., работ по окраске переднего крыла, поскольку данное повреждение не было зафиксировано в справке ГИБДД, на правильность выводов суда не влияют, так как в соответствии с актом осмотра и заказ-наряда Тойота Центр Рублевский  от 16.10.2017 г. (л.д.32-33) в результате ДТП от 15.10.2017 г. в автомашине было выявлено нарушение геометрии переднего правого крыла, поэтому  требовался  соответствующий  ремонт.

Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене решения, поскольку по существу сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой обстоятельств дела и повторяют изложенную ранее заявителем позицию, которая была предметом исследования и оценки суда и была им правомерно отвергнута. Оснований для иной оценки исследованных доказательств судебная коллегия не усматривает.

Выводы суда подробно мотивированы, соответствуют требованиям закона и фактическим обстоятельствам дела, оснований, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, для признания их ошибочными и отмены решения суда в апелляционном порядке не установлено.

При таких обстоятельствах, решение суда является законным и обоснованным, оснований к его отмене не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия 

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение  Кунцевского  районного суда г. Москвы от 17 октября  2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу фио  – без удовлетворения.

Источник Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ
8 (800) 350-84-13
доб. 810

(бесплатный звонок по РФ)

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

kaskoinfo.ru 2012-2019