Бесплатная консультация юриста

по страховым спорам

8(800)100-25-82

Утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу

Суд правомерно взыскал с ответчика сумму утраты товарной стоимости.Утрата товарной стоимости не может быть признана самостоятельным страховым риском, так как она является составной частью страхового риска Ущерб.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ   ОПРЕДЕЛЕНИЕ

«17» апреля 2013 года г. Самара

Судебная коллегия по гражданским делам апелляционной инстанции Самарского областного суда в составе:

председательствующего Желтышевой А.И.

судей Бочкова Л.Б., Печниковой Е.Р.

при секретаре

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе представителя по доверенности Самарского филиала ЗАО «Страховая группа «УралСиб» Ф.И.О.ой Н.В. на решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 07 февраля 2013 года, которым постановлено:

«Взыскать с ЗАО «Страховая группа «УралСиб» в пользу Ф.И.О.а С.В. стоимость восстановительного ремонта в размере 289 021,00 руб., оплату за оценку в размере 5 000 руб., утрату товар­ной стоимости в размере 30 580,24 руб., оплату за оценку УТС в размере 1 500 руб., неустойку в размере 20 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 2 000 руб., штраф в размере 174 050,62 руб. и расхо­ды на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб., итого подлежит взысканию 542 151,86 руб.

В остальной части исковые требования Ф.И.О.а С.В. к ЗАО «Страховая группа «УралСиб» оставить без удовлетворения.

Взыскать с ЗАО «Страховая группа «УралСиб» государственную пошлину в доход государства в раз­мере 8 621,52 руб.».

Заслушав доклад судьи Самарского областного суда Бочкова Л.Б., объяснения представителя ответчика Самарского филиала ЗАО «Страховая группа «УралСиб» Ф.И.О.ой Н.В. (по доверенности) в поддержание доводов апелляционной жалобы, возражения представителя истца Ф.И.О.а С.В. – Ф.И.О.ой О.В. (по доверенности), судебная коллегия

установила:

Ф.И.О. С.В. обратился в суд с иском к ЗАО «Страховая группа «УралСиб» о взыскании суммы стра­хового возмещения, указав в основание заявленных требований, что 24.07.2012 г. между ним и ответчиком сроком на один год заключен договор добровольного комплексного страхования автотранспортного средства № №, предметом которого являлось автотранспортное средство марки «<данные изъяты>», государственный регистрационный знак №, <данные изъяты> года выпуска, принадлежащее истцу на праве личной собственности. В соответствии с вышеуказанным договором ответ­чик принял на себя ответственность по страховым рискам «Угон/Хищение», «Ущерб» (АВТОКАСКО). Страхо­вая сумма на момент заключения договора страхования составляла 811500,00 руб. Выгодоприобретателем по договору является ОАО «Сбербанк России». Согласно письму от 19.10.2012 г. ОАО «Сбербанк России» дал согласие на перечисление страхового возмещения страхователю. Истец утверждал, что 02.10.2012 г. наступил страховой случай, в результате которого автомобиль истца получил механиче­ские повреждения. По данному факту был составлен административный материал.

Истец Ф.И.О. С.В. своевременно обратился в страховую компанию с заявлением о произошедшем страховом событии и выплате страхового возмещения денежными средствами, он представил все необхо­димые документы, предоставил автомобиль для осмотра и оценки.

Однако ответчик свои обязательства не исполнил, страховое возмещение до настоящего времени не выплачено, чем нарушены права истца.

С целью определения стоимости восстановительного ремонта своего автомобиля истец вынужден был обратиться в независимую экспертную организацию.

Согласно отчету об оценке № № от 10.10.2012 г. стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца без учета износа составила 289 021, 00 руб. За выполнение отчета истец заплатил сумму в размере 5000,00 руб.

Кроме того, дополнительно был произве­ден расчет утраты товарной стоимости автомобиля. Согласно отчету об оценке №№ от 15.10.2012 г. величина утраты товарной стоимости автомобиля истца составила 30 580, 24 руб. За выполнение отчета истец заплатил сумму в размере 1500, 00 руб.

29.11.2012 г. истец обратился к ответчику с претензией в порядке досудебного урегулирования спора с требованием о добровольном возмещении ущерба на основании отчетов об оценке, однако ответчик проиг­норировал указанную претензию, выплату страхового возмещения не произвел, ответа на претензию не на­правил.

На основании изложенного, с учетом уточнения своих требований, истец в окончательной форме просил суд взыскать с ЗАО «Страховая группа «УралСиб» в свою пользу стоимость восстанови­тельного ремонта в размере 289 021, 00 руб., оплату за оценку в размере 5 000,00 руб., утрату товарной стоимости в размере 30 580, 24 руб., оплату за оценку УТС в размере 1 500,00 руб., штраф в размере 334 601,24 руб., неустойку в размере 319 601, 24 руб., оплату услуг представителя в размере 20 000, 00 руб., компенсацию морального вреда в размере 30 000, 00 руб.

Судом постановлено вышеуказанное решение о частичном удовлетворении исковых требований.

В апелляционной жалобе представитель Самарского филиала ЗАО «Страховая группа «УралСиб» просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права.

Указывает, что судом неправильно определены юридические обстоятельства, имеющие значение для дела и применен закон, не подлежащий применению. Считает, что суд нарушил правила оценки доказательств.

Ответчик полагает, что надлежащим образом исполнил обязательства, своевременно выдав направление на ремонт повреждённого транспортного средства.

 Кроме того, суд при вынесении решения не учёл существенное для дела обстоятельства - что на момент вынесения решения был подготовлен страховой акт и подготовлено распоряжение на выплату страхового возмещения в размере 157958 руб.

 07.02.2013 указанная сумма была перечислена на банковский счёт истца. Судом в решении не дана оценка условиям договора, согласно которым не предусмотрена выплата по оценке страхователя. Поскольку именно на таких условиях заключен договор страхования, суд, взыскав сумму возмещения по калькуляции страхователя, нарушил принцип свободы договора предусмотренный, ст. 421 ГК РФ. Кроме того, в нарушение условий договора страхования суд взыскал с ответчика сумму УТС. Так же ответчик ссылается на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, а именно применение закона, не подлежащего применению – Закона РФ «О защите прав потребителей». Ответчик не согласен с применением судом предусмотренных данным законом штрафных санкций связанных с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств (штраф, неустойка), а так же компенсация морального вреда.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель Самарского филиала ЗАО «Страховая группа «УралСиб» Ф.И.О.а Н.В. (по доверенности) апелляционную жалобу поддержала по изложенным в ней доводам.

Представитель истца Ф.И.О.а С.В. – Ф.И.О.а О.В. (по доверенности) поддержав исковые требования и решение суда, полагала, что решение суда необходимо оставить без изменения, а апелляционную жалобу ответчика – без удовлетворения.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения лиц, явившихся в судебное заседание, проверив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит предусмотренных ст. 330 ГПК РФ оснований для отмены или изменения решения суда, полагая его правильным.

В соответствии с п.1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе, либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков.

Из материалов дела следует и судом установлено, что Ф.И.О.у С.В. на праве собственности принадлежит автомо­биль марки <данные изъяты>», государственный регистрационный знак №, что подтверждается свидетель­ством о регистрации транспортного средства и ПТС (л.д. 33).

02.10.2012 года в 20 час. 00 мин. в <адрес> произошло дорожно-транспортное происшест­вие с участием автомобиля истца «<данные изъяты>».

В результате ДТП автомобиль истца получил механические повреждения.

Имевшее место 02.10.2012 г. ДТП с участием автомобиля Ф.И.О.а С.В. подтверждается административным материалом (л.д. 10,11).

На момент совершения ДТП в отношении автомобиля истца, действовал договор добровольного комплексного страхования № № от 24.07.2012 г., заключенный между истцом и ЗАО «Стра­ховая группа «УралСиб» по риску Угон/Хищение», «Ущерб» (Полное АВТОКАСКО, страховой продукт «КАСКО Лайт»), о чем свидетельствует соответствующий полис добровольного страхования со сроком дей­ствия договора с 24.07.2012 г. по 23.07.2013 г. (л.д. 8).

Выгодоприобретателем по указанному договору является ОАО «Сбербанк России».

Страховая премия в размере 32 635 рублей 40 копеек оплачена Ф.И.О.ым С.В. в полном объеме, что подтверждается квитанцией № № (л.д. 9) и сторонами не оспаривалось.

04.10.2012 г. истец обратился с заявлением к Страховщику о наступлении страхового события (л.д. 13, 65, 66).

С целью определения стоимости восстановительного ремонта истец Ф.И.О. С.В. 08.10.2012 г. обратился к независимому оценщику - ООО «Оценочная группа «<данные изъяты>». Согласно отчету № № от 10.10.2012 г., размер материального ущерба автомобиля истца с учетом износа составляет 289 021, 00 руб. (л.д. 17-21).

Из отчета № № от 15.10.2012 г. ООО «Оценочная группа «<данные изъяты>» следует, что утрата товарной стоимости автомобиля истца в результате аварийного повреждения и последующих ремонтных воздействий составляет 30 580, 24 руб. (л.д. 25-31).

17.10.2012 г. и 23.10.2012 г. Ф.И.О. С.В. обращался в ЗАО «Стра­ховая группа «УралСиб» с заявлением о выплате страхового возмещения, представив страховщику все необходимые документы, подтверждающие наступ­ление страхового случая и размер подлежащих выплате денежных средств (л.д. 14, 15).

Из материалов дела усматривается, что 08.10.2012 г. истцом предоставлялся автомобиль на осмотр экспертной организации ООО «<данные изъяты>» по направлению Страховщика (л.д. 55).

Согласно заключению о специальной стоимости объекта оценки № № от 19.10.2012 г., выполненному ООО «<данные изъяты>» величина компенсации за восстановительный ремонт автомобиля истца без учета износа составляет 157958, 00 руб., с учетом износа – 151973, 12 руб. (л.д. 63-64).

Ответчик, признав наступление страхового случая, выплату страхового возмещения не осуществил.

17.11.2012 г. истец без согласования со Страховщиком передал автомобиль для производства восстановительного ремонта ИП <данные изъяты>.

Согласно заказу-наряду № № от 30.11.2012 г., время приема заказа 17.11.2012 г., стоимость устранения дефектов ав­томашины «<данные изъяты>», грз №, заказчик Ф.И.О. С.В. составила 295 300 руб. (л.д. 43). Указанная сумма оплачена Ф.И.О.ым С.В. по квитанции к приходному кассовому ордеру б/н от 30.11.2012 г. (л.д. 44).

У суда отсутствовали основания сомневаться в достоверности информации, содержащейся в заказе-наряде № №, поскольку перечисленные ремонтные воздействия соответствовали полученным техническим поврежде­ниям автомобиля истца в результате ДТП от 02.10.2012 г.

26.11.2012 г. истцом в адрес ответчика направлена претензия с требованием о добровольном возмещении ущерба на основании отчетов об оценке (л.д. 32).

Согласно ответу ЗАО «Стра­ховая группа «УралСиб» от 13.12.2012 г. исх. № № ответчик отказал в выплате истцу страхового возмещения на том основании, что согласно п. 5 полиса страхования выплата страхового возмещения производится путем восстановительного ремонта на СТОА по направлению Страховщика или калькуляции Страховщика. Кроме того, сославшись на п. 8 полиса и п. 9.2.1 Правил страхования, ответчик указал, что выплата страхового возмещения в безналичном порядке или наличными деньгами через кассу Страховщика осуществляется в течение 15 рабочих дней после получения всех необходимых документов, подтверждающих факт и обстоятельства наступления страхового случая, документов, достаточных для определения размера страховой выплаты, документов, подтверждающих факт и объем произведенного ремонта застрахованного транспортного средства и предоставления отремонтированного транспортного средства для осмотра Страховщику.

Истцу рекомендовано прибыть в адрес страховой компании для получения направления на ремонт застрахованного транспортного средства.

В соответствии с положениями статей 309 и 310 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями, односторонний отказ от исполнения обязательств, а также одностороннее изменение их условий не допускаются.

Дав оценку указанным обстоятельствам, суд правомерно удовлетворил исковые требования в части взыскания с ответчика стои­мости восстановительного ремонта в размере 289 021, 00 руб.

Кроме того, суд со ссылкой на ст. ст. 15, 929, 942 ГК РФ пришел к обоснованному выводу, что утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу, который подлежит возмещению и правомерно взыскал с ответчика сумму утраты товарной стоимости в размере 30580, 24 руб.

Также, суд обоснованно взыскал с ответчика расходы, связанные с оплатой оценочных услуг в размере 5000,00 руб. и 1500,00 руб., верно сославшись на то, что указанные расходы вызваны невыплатой ответчиком страхового возмещения и необходимостью обращения истца в суд за защитой нарушенного права, указанные расходы объективно подтверждены, по­этому в силу ст. 15 ГК РФ входят в сумму материального ущерба, причиненного истцу в результате наступ­ления страхового события.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда.

В силу ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» моральный вред подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

В соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Поскольку требование о взыскании компенсации морального вреда основано на Законе, суд с учетом принципов разумности и справедливости правомерно взыскал с ответчика в пользу истца сумму компенсации морального вреда в размере 2000, 00 руб.

Согласно п. 1 ст. 314 ГК РФ, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или в любой момент в пределах такого периода.

В соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» в случае нарушения установленных сроков выполнения работы (оказания услуги) или назначенных потребителем на основании пункта 1 настоящей статьи новых сроков исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа. Договором о выполнении работ (оказании услуг) между потребителем и исполнителем может быть установлен более высокий размер неустойки (пени).

Исходя из того, у суда имелись основания считать, что ответ на претензию изготовлен и отправлен Ф.И.О.у С.В. ответчиком только после обращения истца в суд с исковыми требованиями, а также в связи с тем, что страховое возмещение является денежным обязательством, за несвоевременное исполнение которого применяется ответственность, суд обоснованно взыскал с ответчика неустойку с учетом требований ст. 333 ГК РФ в размере 20000,00 руб.

В силу п. 6 ст. 13 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителя» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что судом правильно взыскан с ответчика в пользу истца штраф в размере 174050, 62 руб., поскольку обязательства в части выплаты страхового возмещения, ответчиком добровольно не исполнены.

Кроме того, суд правомерно признал несостоятельными доводы ответчика о не применении к отношениям сторон Закона о защите прав потребителя, как основанными на неправильном толковании норм материального права.

Также, в соответствии со ст. ст. 98, 100, ГПК РФ суд правильно разрешил вопрос об удовлетворении требований истца о взыскании расходов на оплату услуг представителя и взыскании с ответчика государственной пошлины.

Довод апелляционной жалобы о том, что договором страхования предусмотрена только натуральная форма страхового возмещения (ремонт на СТО) не соответствует материалам дела. Из анализа полиса страхования и его условий, изложенных на его оборотной стороне, усматривается, что по условиям КАСКО «Лайт» не исключена выплата возмещения в денежном выражении (л.д. 8-9). Таким образом, страхователь по условиям договора вправе выбрать одну из форм страхового возмещения. Из материалов дела усматривается, что истец направил страхователю заявление о выплате возмещения в денежной форме (л.д. 15), о чём свидетельствует и согласие выгодоприобретателя (л.д. 16). Однако, как установлено судом обязательство по выплате страхового возмещения ответчиком в установленный договором срок исполнено не было.

Таким образом, доводы жалобы со ссылкой на п. 5 полиса страхования и п. 9.2.1. Правил страхования о том, что договор страхования не содержит условий о возможности выплаты страхового возмещения в денежной форме являются несостоятельными.

Так же не может быть принят во внимание довод ответчика о надлежащем исполнении обязательств в связи с своевременным направлением истца на ремонт в СТО. Данный довод ответчика не подтверждён ответчиком доказательствами в соответствии с ст. 56 ГПК РФ. Кроме того опровергается указанным выше заявлением страхователя о желании получить выплату в денежном выражении. В этой связи, доводы жалобы о том, что истец намеренно не получал выписанное ему направление на ремонт автомобиля в стороной ответчика не подтверждены.

Из материалов дела следует, что рекомендация истцу прибыть в адрес страховой компании для получения направления на ремонт застрахованного транспортного средства содержится лишь в ответе исх. № № от 13.12.2012 г. на его претензию от 26.11.2012 г., когда автомобиль истца уже находится на ремонте на СТОА ИП <данные изъяты>

Кроме того, в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции установлено и сторонами не оспаривалось, что ответ на претензию от 13.12.2012 г. направлен в адрес истца 21.12.2012 г., в то время, как исковое заявление в суд подано 07.12.2012 г. Истец указанный ответ на претензию не получал. Доказательств обратного, ни в суд первой инстанции, ни в суд апелляционной инстанции не представлено.

Доводы жалобы о том, что обязательства страховщика перед страхователем выполнены в полном объеме, поскольку 07.02.2013 г. ответчиком выплачено истцу страховое возмещение в размере 157958 рублей путем перечисления на банковский счет истца, что подтверждается платежным поручением № № от 07.02.2013 г. не принимаются судебной коллегией, поскольку в данном случае не имеют юридического значения.

Резолютивная часть решения вынесена и оглашена в судебном заседании 07.02.2012 г., которое было объявлено закрытым в 15 часов 30 минут.

Согласно копии платежного поручения № № от 07.02.2013 г. денежные средства  по выплате истцу страхового возмещения списаны с банковского счета ответчика 07.02.2013 г. в 18:36: 31 часов, т.е. уже после состоявшегося решения суда.

Являются несостоятельными доводы апелляционной жалобы о необоснованном взыскании с ответчика утраты товарной стоимости автомобиля, на том основании, что она не предусмотрена договором страхования.

Судебная коллегия считает, и суд первой инстанции отразил это в своем решении, что утрата товарной стоимости транспортного средства является реальным ущербом и подлежит возмещению по договору добровольного страхования транспортного средства.

Статьей 943 ГК РФ предусмотрено, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

В соответствии с пунктом 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Таким образом, утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства, и в ее возмещении страхователю не может быть отказано.

То обстоятельство, что страхование риска утраты товарной стоимости не предусмотрено договором страхования, само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении требований о взыскании страхового возмещения, поскольку в ст. 942 ГК РФ страховой случай определяется как событие, на случай наступления которого, осуществляется страхование.

Таким образом, по смыслу приведенных правовых норм, под страховым случаем по риску «Ущерб» понимается повреждение или уничтожение застрахованного имущества в результате событий, указанных в договоре страхования (правилах страхования).

Правилами страхования и договором страхования предусмотрено, какие предполагаемые события признаются страховыми рисками, по которым может быть заключен договор страхования (в частности, это ущерб). Утрата товарной стоимости не может быть признана самостоятельным страховым риском, так как она является составной частью страхового риска «Ущерб», поскольку при наступлении страхового случая входит в объем материального ущерба, причиненного транспортному средству в связи с повреждением в результате дорожно-транспортного происшествия.

Условие договора страхования в соответствии, с которым страховая выплата производится по оценке страховщика, не означает, право страховщика произвольно занижать размер страховой выплаты. Оценка величины убытков в застрахованном имуществе должна быть объективной и соответствовать действительным затратам на восстановительный ремонт ТС, иное противоречил бы сути договора добровольного страхования имущества (ст. 929 ГПК РФ). Представленная истцом оценка соответствует данным критериям, и её объективность и достоверность, как доказательства по делу, подтверждается фактическими затратами понесенными истцом в связи с восстановлением повреждённого транспортного средства.

Кроме того, не могут быть приняты во внимание доводы заявителя жалобы о том, к правоотношениям, вытекающим из договоров страхования, не применяются положения Закона о защите прав потребителей, поскольку указанные доводы основаны на неправильном толковании норм материального права.

П. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснено, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений ст. 39 Закона «О защите прав потребителей» к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 - 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Принимая во внимание, что истец обратился с иском о взыскании страхового возмещения, его требования вытекают из договора имущественного страхования, то к спорным правоотношениям должны применяться общие правила Закона РФ от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Доводы апелляционной жалобы о неправомерном взыскании с ответчика неустойки и штрафа, компенсации морального вреда не принимаются, поскольку связаны с неправильным толкованием ответчиком примененных судом положений ст. 28, 13, 15 Закона о защите прав потребителей.

В соответствии с ст. 15 ГК РФ возмещению подлежат причиненные убытки, под таковыми понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. В этой связи, являются несостоятельными доводы заявителя жалобы о неправомерном взыскании с ответчика расходов, связанных с оплатой оценочных услуг.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 – 330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Железнодорожного районного суда г. Самары от 07 февраля 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя по доверенности Самарского филиала ЗАО «Страховая группа «УралСиб» Ф.И.О.ой Н.В. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: