Бесплатная консультация юриста

по страховым спорам

8(800)100-25-82

Решение

Именем Российской Федерации

02 марта 2011 года

    Кировский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Закрытого акционерного страхового общества «ЭРГО Русь» к ФИО о признании договора недействительным,

Установил:

 ЗАСО «ЭРГО Русь» обратилось в суд с исковым заявлением к ФИО о признании договора недействительным.

 В обосновании требований истец указал, что 12.10.2009 между ЗАСО «ЭРГО Русь» и ФИО заключен договор добровольного страхования автомобиля Нисан X-Trail г/н <номер обезличен> (полис <номер обезличен>). Договор заключен на условиях, содержащихся в тексте полиса страхования, Дополнительных условиях страхования и Правилах добровольного страхования транспортных средств, утвержденных Правлением ЗАСО «ЭРГО Русь» от 31.01.2008. Автомобиль застрахован от риска Автокаско (Хищение + Ущерб) при управлении автомобилем страхователем и ФИО1, о чем в полисе сделана соответствующая запись. Данные условия были согласованы сторонами в договоре при его заключении. При этом ФИО не выбрал иного варианта страхования, хотя возможен был вариант «<данные изъяты>», при котором к управлению транспортным средством допускается неограниченное количество лиц. Этот же вариант ответчик имел возможность избрать и в период срока действия договора. Однако ФИО указал, что застрахованным транспортным средством будут управлять он сам и ФИО1 Исходя из данных сведений был определен риск наступления страхового случая и размер страховой премии.

 30.03.2010 от ответчика поступило заявление о регистрации предполагаемого страхового события. По итогам рассмотрения заявления установлено, что на момент дорожно-транспортного происшествия автомобилем управлял ФИО2, который в страховой полис включен не был. Дорожно-транспортное происшествие произошло в результате грубого нарушения ФИО2 правил дорожного движения, за что он был привлечен к административной ответственности. При заключении договора страхования и в период срока его действия истец не был уведомлен о том, что ФИО2 будет управлять застрахованным автомобилем. Количество лиц, допущенных к управлению транспортным средством (их возраст и стаж), существенно влияет на возможность наступления застрахованного риска и учитывается при расчете страховой премии. При включении ФИО2 в список лиц, допущенных к управлению застрахованным транспортным средством, размер страховой премии составил бы больший размер. Ответчику было отказано в выплате страхового возмещения, однако Решением Октябрьского районного суда от 10.09.2010 отказ в выплате страхового возмещения признан необоснованным, в пользу ответчика взыскана сумма в размере 368 982 рубля 00 копеек.

Решение вступило в законную силу, ответчику взысканная сумма была перечислена. Истец указывает, что ответчик при заключении договора страхования заведомо знал, что застрахованным транспортным средством помимо лиц, указанных им, также будет управлять ФИО2 Данный факт подтверждается тем, что при заключении договора обязательного страхования гражданской ответственности, ответчик включил в список лиц, допущенных к управлению ФИО2 В связи с данными обстоятельствамиистец просит признать недействительным договор добровольного страхования автомобиля Нисан X-Trail г.н. <номер обезличен> (полис <номер обезличен>), заключенный 12.10.2009 между ЗАСО «ЭРГО-Русь» и ФИО, взыскать с ответчика 368 982 руб. 00 коп. в порядке п. 2 ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также расходы по уплате государственной пошлины в сумме 6 889 руб. 89 коп.

    Определением суда от 10.02.2011. к участию в деле в качестве третьего лица было привлечено ОАО «Акционерный коммерческий Сберегательный банк России» в лице Северного отделения № 4903 (л.д. 41-43).

    Истец в судебное заседание своего представителя не направил, о времени и месте проведения судебного заседания извещен надлежащим образом (л.д. 39), представитель истца , действующий на основании доверенности № 2177 от 03.12.2010 (л.д. 35) представил суду ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие (л.д. 53).

    В судебном заседании представитель ответчика, действующий по доверенности от 01.02.2011 (л.д. 36), иск не признал, указал, что 12.10.2009 ФИО  заключил договор добровольного страхования транспортных средств (КАСКО) № <номер обезличен> с ЗАСО «ЭРГО Русь». На страхование был принят автомобиль «Нисан Х-Трейл» <номер обезличен>, по условиям «КАСКО» (страховые риски - хищение, угон и ущерб). Страховая премия была уплачена истцом единовременно. Выгодоприобретателем по договору страхования назначен Банк - залогодержатель автомобиля. 12.03.2010 около 09 час. 30 мин. на автодороге Екатеринбург-Шадринск-Курган (49 км) произошло столкновение транспортных средств: «Нисан Х-Трейл» государственный знак <номер обезличен>, под управлением ФИО2, собственник ФИО и «ВАЗ-21100», государственный регистрационный знак <номер обезличен>, под управлением ФИО3, собственник он же. Данное дорожно-транспортное происшествие произошло из-за того, что водитель ФИО2 при объезде препятствия совершил наезд на автомобиль ФИО3 Факт и обстоятельства аварии зафиксированы органами ГИБДД. 30.03.2010 ФИО обратился в страховую компанию, заявив о страховом случае. 06.04.2010 истец ответил, что в связи с тем, что вред застрахованному имуществу причинен в момент, когда транспортным средством управляло лицо, не допущенное к управлению, то в выплате надлежит отказать. С отказом страховщика в выплате страхового возмещения ФИО  не согласился. 06.09.2010 Октябрьским районным судом г. Екатеринбурга вынесено Решение, в котором событие от 12.03.2010 на автодороге Екатеринбург- Шадринск- Курган (49 км.), в ходе которого был причинен ущерб автомашине «Нисан Х-трейл» государственный регистрационный знак <номер обезличен>, признано страховым. Так же суд признал п. 12.2 Правил страхования - ничтожным. Решение Октябрьского районного суда от 06.09.2010 оставлено Свердловским областным судом без изменения. Таким образом, требования ЭРГО Русь о применении п. 12.2 Правил, как основание для расторжения договора страхования не состоятельно. Представитель ответчика считает необоснованным довод истца о том, что несообщение страхователем данных о допуске дополнительных лиц к управлению повлияло на увеличение страхового риска в период действия договора страхования, так как не представлено доказательств увеличения страхового риска. Представленный истцом расчет по страховой премии не может быть принят как надлежащее доказательство, требованиям допустимости и относимости не отвечает. Расчет страховой премии не отражает дату расчета, не отражает, на какую дату производится расчет, расчет страховой премии предположительно составлен в период написания искового заявления, т.е. в 2011 г., а договор заключен в 2009 г. По прошествии двух лет калькуляторы страховщика подвергались корректировкам, поэтому без указания даты расчета и отсутствия данных, на какой период применим данный расчет, он не может быть отнесен к предмету данного спора. При неисполнении страхователем либо выгодоприобретателем предусмотренной в п. 1 ст. 959 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанности страховщик вправе потребовать расторжение договора страхования и возмещения убытков, причиненных расторжением договора. Страховщик не вправе требовать расторжения договора страхования, если обстоятельства, влекущие увеличение страхового риска, уже отпали. Таким образом, данной правовой нормой предусмотрены иные последствия несообщения страхователем страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора.

В настоящее время срок действия договора страхования № <номер обезличен> от 12.10.2009 истек. На основании п. 4 ст. 959 Гражданского кодекса Российской Федерации страховщик не вправе требовать расторжения договора, если обстоятельства влекущие увеличение страхового риска, уже отпали. Также представитель ответчика отметил, что истец просит признать договор страхования недействительным только на основании п. 12.2 Правил страхования и ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации, т.е., если будет установлено, что ответчик сообщил страховщику на момент заключения договора страхования заведомо ложные сведения. Доводы «ЭРГО Русь» о том, что при страховании ФИО сообщил страховщику заведомо ложные сведения относительно лиц, допущенных к управлению, не состоятельны по следующим основаниям: 12.10.2009 при заключении договора КАСКО ФИО указал тех лиц, которых на 12.10.2009 он Решил допустить к управлению. На момент заключения договора КАСКО намерения допустить своего сына ФИО2 у ответчика не было. Намерения допустить сына к управлению у ответчика возникло после заключения договора КАСКО (по истечении 4 месяцев) только 06.02.2010, тогда и было составлено дополнительное соглашение к договору ОСАГО, которым ФИО2 был допущен к управлению. Таким образом, доказательств того, что ФИО сообщил страховщику заведомо ложные сведения при заключении договора КАСКО не представлено. Кроме того Октябрьский районный суд признал событие страховым и исключил из текста правил страхования п. 12.2, следовательно, оснований говорить, что ФИО нарушил требования правил страхования и должен нести в связи с этим неблагоприятные последствия, нельзя. В связи с этим просит в иске отказать.

    Третье лицо ОАО «Акционерный Коммерческий Сберегательный банк» в судебное заседание своего представителя не направило, о времени и месте проведения судебного заседания извещено надлежащим образом, о причинах своей неявки суду не сообщило, об отложении судебного заседания не ходатайствовало.

    При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

    Заслушав представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

    В соответствии со ст. ст. 56, 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

    В силу ч. 2 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным Постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

    Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 06.09.2010 (л.д. 12) установлено, что между ФИО и ЗАСО «ЭРГО Русь» был заключен договор добровольного страхования имущества. Соблюдены форма договора и все его существенные условия согласно ст.ст. 940, 942 Гражданского кодекса Российской Федерации.

    Виновным в причинении вреда является ФИО, нарушивший требования дорожного знака 3.20 «Обгон запрещен», и допустивший выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, где произошло столкновение с автомашиной под управлением ФИО3

    Судом было установлено, что повреждение автомашины истца в результате дорожно-транспортного происшествия по вине ФИО2 является страховым случаем.

    Пунктом 12.2 Правил страхования ЗАСО «ЭРГО Русь» установлено, что событие, в результате которого застрахованному имуществу причинен ущерб, не признается страховым случаем, если в его момент застрахованным транспортным средством управляло лицо, не допущенное к управлению в соответствии с полисом ОСАГО.

    Решением Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 06.09.2010 указанный пункт признан ничтожным, как противоречащий требованиям федерального закона и не подлежащий применению. Решение вступило в законную силу 30.11.2010 (л.д. 12,13-16).

    Согласно платежному поручению № 4463 от 30.12.2010 ЗАСО «ЭРГО Русь» исполнило Решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 06.09.2010 в полном объеме, перечислив ФИО 383 891 руб. 82 коп. (л.д. 18).

    Таким образом, факт дорожно-транспортного происшествия признан страховым случаем, на основании которого произведена выплата страхового возмещения.

    В соответствии с ч. 1 и 3 ст. 944 Гражданского кодекса Российской Федерации при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику.

    Существенными признаются во всяком случае обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе.

    Если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 статьи 179 настоящего Кодекса.

    Страховщик не может требовать признания договора страхования недействительным, если обстоятельства, о которых умолчал страхователь, уже отпали.

    Истец просит признать договор добровольного страхования автомобиля недействительным, ссылаясь на то, что ответчик заведомо знал, что застрахованным транспортным средством помимо лиц, указанных им, также будет управлять ФИО2, что привело к увеличению страхового риска.

    Истец просит применить последствия недействительности сделки, предусмотренные п. 2 ст. 179 Гражданского кодекса Российской Федерации.

    Пункт 1 данной статьи говорит о недействительности сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороны, а также о недействительности сделки, которую лицо вынуждено было совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка).

    Из изложенного и доводов истца следует, что ФИО заключил договор путем обмана, не сообщив обстоятельства, влекущие увеличение риска наступления страхового случая.

    Суд находит доводы истца несостоятельными по следующим основаниям.

    Как следует из материалов дела, 12.10.2009 между ЗАСО «ЭРГО Русь» и ФИОым Ф.Х. заключен договор добровольного страхования автомобиля Нисан X-Trail г/н <номер обезличен>, что подтверждается страховым полисом № <номер обезличен>. В качестве лиц, допущенных к управлению застрахованным транспортным средством, указан сам страхователь и ФИО1 (л.д. 11)

    Днем ранее 11.10.2009 между ЗАСО «ЭРГО Русь» и ФИО заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства Нисан X-Trail г/н <номер обезличен>, что подтверждается страховым полисом серии <номер обезличен> (л.д. 20). В качестве лиц, допущенных к управлению транспортным средством, указаны ФИО , ФИО1, ФИО2

    Однако в пункте 8 «Особые отметки» страхового полиса серии <номер обезличен> указано, что данный полис выдан 06.02.2010 взамен полиса серии <номер обезличен> от 10.10.2009.

    Как видно из заявления к полису серии <номер обезличен> от 06.02.2010 новый бланк полиса ОСАГО был выдан в связи с изменением лиц, допущенных к управлению ТС, а именно к лицам, допущенным к управлению транспортным средством, был добавлен ФИО2 (л.д. 20 оборот).

    Исходя из вышеизложенного, суд приходит к выводу, что на момент заключения договора добровольного страхования автомобиля от 12.10.2009 ФИО сообщил страховщику все известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска).

    О том, что ФИО2 был впоследствии допущен к управлению транспортным средством, истцу также было достоверно известно.

    Таким образом, суд приходит к выводу, что истец не представил каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что ФИО  при заключении 12.10.2009 договора добровольного страхования сообщил ЗАСО «ЭРГО Русь» заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), следовательно, в исковых требованиях Закрытого акционерного страхового общества «ЭРГО Русь» к ФИО о признании договора недействительным надлежит отказать.

    На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Решил:

    в удовлетворении иска закрытого акционерного страхового общества «ЭРГО Русь» к ФИО о признании договора недействительным отказать.

    Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд через Кировский районный суд г. Екатеринбурга в течение десяти дней с момента изготовления решения судом в окончательной форме.

    Решение также может быть обжаловано лицами, участвующими в деле, в суд надзорной инстанции путем подачи надзорной жалобы в Президиум Свердловского областного суда в течение шести месяцев с момента вступления решения суда в законную силу при условии его предварительного кассационного обжалования.

    Судья