Взыскание денежных средств за некачественные стоматологические услуги

Истец обратился в суд с иском к ответчику о защите прав потребителя, ссылаясь на то, что между сторонами был заключен договор на оказание стоматологических услуг. Проводилось лечение, которое истцом было полностью оплачено. Истец указывает на то, что услуга была оказана некачественно.

Мстец просил взыскать с ответчика стоимость лечения; компенсации морального вреда; штраф за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке; оплату услуг представителя.


задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас
8 (800) 333-06-18

(звонок на номер бесплатный)

по телефону консультация предоставляется БЕСПЛАТНО!


РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

 

07 ноября 2017 года                                                               город Москва                                                                                                          

 

Нагатинский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи фио, при секретаре Волкове И.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-1458/17  по иску фио к ООО «Д» о защите прав потребителя,

 

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с иском к ответчику о защите прав потребителя, ссылаясь на то, что 14.10.2013 г. между сторонами был заключен договор на оказание стоматологических услуг № 307/1. С конца 2013 и в начале 2014 года проводилось лечение, которое истцом было полностью оплачено. Общая стоимость лечения составила 111 765 руб. Истец указывает на то, что услуга была оказана некачественно, поскольку сразу после проведенного лечения у него не смыкались зубы с правой стороны, изменился прикус и были постоянные болевые ощущения в районе протезированных зубов. Кроме того, появилась сильная нагрузка на передние зубы после чего и в них появились болезненные ощущения. Он неоднократно говорил об этом лечащему врачу, который заверил, что некоторые неприятные ощущения это нормальная реакция после протезирования. После того, как болевые ощущения стали нестерпимыми, истец обратился к врачам ООО «Д» с просьбой устранить причину болей и исправить возможные недостатки лечения. За прошедшее с момента окончания основной части лечения время, истцу несколько раз стачивали установленные зубные протезы, однако, полностью дискомфорт не прошел до сих пор, а протезы были сточены до потери ими качеств нормального зуба и выглядят сейчас эстетически непривлекательно. Сейчас установленные коронки не имеют формы нормального зуба в виде бугров, а имеют вид прямых, ровных цилиндров в результате чего пища пережевывается не полностью. 27.12.2016 г. истцом была направлена претензия, ответ на которую получен не был.

На основании заложенного, истец просил взыскать с ответчика 111 765 рублей стоимость лечения; 100 000 рублей компенсации морального вреда; 105 882 рубля штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке; 40 000 рублей оплаты услуг представителя.

Истец, представитель истца в судебное заседание явились, уточненный иск поддержали в полном объеме.

Представитель ответчика в судебное заседание явился, представил суду письменные возражения, против удовлетворения исковых требований возражал.

Суд, выслушав стороны, исследовав и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, находит исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что 14 октября 2013 года между ООО «Д» и С был заключен Договор оказания стоматологических услуг № 307/1. Дополнительными соглашениями № 307/1 от 14 октября 2013 года и 08 января 2014 года был определен конкретный перечень услуг по плану лечения с указанием их стоимости. Всего за оказанные ответчиком услуги истец оплатил 111 765 руб., что подтверждается представленными суду квитанциями.

Свои требования истец основывает на том, что стоматологические услуги, предусмотренные указанным выше договором ответчиком оказаны некачественно, неоднократные обращения истца для устранения выявленных недостатков результатов не принесли, в связи с чем он имеет право отказаться от исполнение данного договора и потребовать полное возмещение убытков, а именно стоимости проведенного лечения.

Ответчик с доводами истца не согласился, указывая на то, что лечение произведено надлежащим образом, в связи с чем было заявлено ходатайство о проведении по делу судебно-медицинской экспертизы.

Определением суда от 12 мая 2017 года по делу была назначена судебно-медицинская экспертиза с целью установления соответствует ли стандартам оказания медицинской помощи проведенное ООО «Д»  пациенту С лечение; имеются ли у С нарушения в состоянии зубно-челюстной системе, в том числе указанные С в иске, если да, то образовались ли они в связи с проведенным ООО «Д» лечением.

Согласно экспертного заключения № 92гр-17, составленного комиссией экспертов Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения г. Москвы, стоматологическая медицинская помощь фио в ООО «Д» включала в себя терапевтическое и ортопедическое лечение. В плане терапевтического лечения пациенту было проведено необходимое клиническое и рентгенологическое обследование, установлен правильный диагноз и составлен адекватный состоянию план лечения. Терапевтическая часть плана лечения была обоснованной и включала в себя ревизию качества ранее проведенного эндодонтического лечения зубов, используемых в ортопедической конструкции и лечение кариеса, а именно: лечение кариеса дентина 6, 7 зубов на в/ч справа (1.6, 1.7) и 7 зуба на н/ч справа (4.7); эндодонтическое лечение 6 зуба на н/ч слева (3.6) и 7 зуба на в/ч слева (2.7); повторное лечение (перелечивание каналов): 2 зуба на в/ч слева (2.6); 5, 6 зубов на н/ч справа (4.6, 4.5) и 5, 7 зубов на н/ч слева (3.7, 3.5).

С учетом данных рентгенологического обследования (ОПТГ от 31.10.2016 г.), свидетельствующего об отсутствии периапикальных изменений у пролеченных зубов; отсутствия жалоб у пациента, характерных для некачественного эндодонтического лечения зубов, а также протоколов проведенного лечения в предоставленной медицинской карте, и результатов судебно-медицинского обследования С в рамках настоящей экспертизы, экспертная комиссия считает, что терапевтическое лечение С проведено в необходимом объеме и соответствует современным требованиям и Клиническим рекомендациям (протоколам лечения) при диагнозе болезни пульпы зуба и кариес зубов (Утв. Постановлением № 15 Совета наименование организации 30.09.2014 г.).

Ортопедическое лечение пациента включало изготовление вкладок в 6, 7 зубы на в/ч слева (2.6, 2.7), 5-7 зубы на н/ч слева (3.5, 3.6, 3.7) и 5, 6 зубы на н/ч справа (4.5, 4.6) с последующим изготовлением временных и постоянных коронок на указанные зубы.

В настоящее время невозможно определить форму моделировки металлокерамических коронок и соответствие их медико-техническим требованиям, предъявляемым к протезам данного вида, на момент их установки в 2014 году, в связи с тем, что их первоначальная форма изменена в результате неоднократного пришлифовывания их жевательной поверхности.

На этапах ортопедического лечения С выявлены следующие недостатки (дефекты) оказания медицинской помощи:

- неполное обследование пациента: в предоставленной медицинской карте нет записей об обследовании мышц и височно-нижнечелюстных суставов (ВНЧС) С до начала ортопедического лечения, что не соответствует требованиям к амбулаторно-поликлинической диагностике Клинических рекомендаций (протоколов лечения) при диагнозе частичное отсутствие зубов (частичная вторичная адентия, потеря зубов вследствие несчастного случая, удаления или локализованного пародонтита)  (Утв. Постановлением № 15 Совета наименование организации 30.09.2014 г.

Указанный недостаток (дефект) оказания ортопедической помощи С в ООО «Д» в виде неполного обследования пациента, не позволяет судить о наличии или отсутствии патологических изменений в ВНЧС до протезирования, и как следствие - о правильности постановки диагноза и выборе плана ортопедического лечения, так как протезирование должно проводиться с учетом имеющихся у пациента заболеваний.

- неправильная тактика ведения пациента после появления жалоб: отсутствие адекватного обследования и лечения после установки коронок. Пришлифовывание коронок привело к ухудшению формы жевательной поверхности несъемных ортопедических конструкций, нарушению окклюзионных контактов, что в свою очередь обусловило прогрессирование мышечно-суставной дисфункции и подтверждается данными анамнеза (появление жалоб пациента /дискомфорта/ после установки металлокерамических коронок), результатами судебно-медицинского обследования С, несоответствием формы коронок медико-техническим требованиям, предъявляемым к протезам данного вида.

Наличие мышечно-суставной дисфункции у С подтверждено результатами объективных методов исследования: электромиографией /ЭМГ/ (при исследовании биоэлектрической активности височных и жевательных мышц выявлено наличие несимметричной активности одноименных мышц и превышение фоновой активности исследуемых мышц в покое), диагностикой окклюзии на ТСКАН тесте (определено отсутствие множественного окклюзионного контакта в положении привычного смыкания зубов и при максимальном смыкании зубов), магнитно-резонансной томографией /МРТ/ височно-нижнечелюстных суставов (выявлены дегенеративные изменения - признаки остеоартроза правого ВНЧС).

Неполноценное обследование пациента (отсутствие данных о состоянии мышц и ВНЧС) на начало ортопедического лечения не позволяет судить о причине имеющихся у С изменений в ВНЧС и мышцах в настоящее время: с одной стороны - ортопедическое лечение могло спровоцировать развитие имеющейся у пациента патологии, а с другой - неправильное ортопедическое лечение само могло стать причиной мышечно-суставной дисфункции.

Однако, следует отметить, что независимо от наличия или отсутствия у С изменений в ВНЧС и мышцах на момент начала ортопедического лечения, имеющаяся у него в настоящее время мышечно-суставная дисфункция в виде болевого синдрома находится в причинной связи с проведенным ортопедическим лечением, так как недостаточное обследование пациента повлияло на адекватный выбор плана, алгоритма и сроки ортопедического лечения.

Кроме того, у С выявлено несоответствие цвета металлокерамических коронок и естественных зубов – они различаются по тону, цвету и т.д. С учетом расположения несъемных конструкций на жевательных зубах данный недостаток не имеет существенного эстетического значения и может быть исправлен повторной профессиональной гигиеной полости рта.

Заключение эксперта соответствует требованиям статьи 86 ГПК РФ, Федерального закона от 31 мая 2001 года №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», содержит подробное описание проведенного исследования, анализ имеющихся данных, результаты исследования, ссылку на использованные правовые акты и литературу, конкретные ответы на поставленные судом вопросы, является последовательным, не допускает неоднозначного толкования. Эксперты до начала производства экспертизы были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по статье 307 УК РФ, имеют необходимые для производства подобного рода экспертиз образование, квалификацию, специальность, стаж работы.

В силу ст. 29 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги) и потребовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок недостатки выполненной работы (оказанной услуги) не устранены исполнителем. Потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Разрешая заявленные исковые требования, суд исходит из следующего. 

После оказания стоматологических услуг истец неоднократно обращался к ответчику с просьбой устранения недостатков выполненных работ по протезированию, что ответчиком не оспаривается и подтверждено экспертным заключением. После проведения стоматологических процедур, выявленные истцом недостатки устранены не были. В рамках исполнения Договора  оказания стоматологических услуг № 307/1 истцу было оказано терапевтическое и ортопедическое лечение. Согласно заключению комиссии экспертов терапевтическое лечение оказано надлежащим образом, а ортопедическое лечение имело ряд недостатков, вследствие которых у истца имеется мышечно-суставная дисфункция в виде болевого синдрома. Также экспертами выявлено несоответствием формы коронок медико-техническим требованиям, предъявляемым к протезам данного вида, несоответствие цвета металлокерамических коронок и естественных зубов. Согласно представленному ответчиком расчету стоимость терапевтического лечения составила 46 495 руб., что стороной истца не оспаривалось.

Таким образом, учитывая заключение комиссии экспертов, согласно которого услуги по оказанию ортопедического лечения были оказаны ненадлежащим образом, имели ряд недостатков, которые ответчиком устранены не были, суд приходит к выводу о том, что потребитель вправе отказаться от исполнения Договора об оказании стоматологических услуг и потребовать полного возмещения убытков. Определяя сумму подлежащую возмещению истцу, суд учитывает, что услуги по оказанию терапевтического лечения оказаны надлежащим образом, в связи с чем с ответчика в пользу истца подлежат взысканию денежные средства в размере 65 270 руб. (111765-46495), то есть оплаченные истцом по Договору оказания стоматологических услуг № 307/1 денежные средства за вычетом суммы оплаченной за терапевтическое лечение.

Доводы ответчика по существу сводятся к несогласию с выводами комиссии экспертов № 92гр-17, и не могут быть приняты во внимание, поскольку заключение составлено экспертами, квалификация которых у суда сомнений не вызывает, оснований не доверять представленному заключению не имеется.

  Согласно ст. 15 Закона РФ от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Так как судом установлено нарушение прав истца как потребителя услуг, с учетом конкретных обстоятельств дела, требований разумности и справедливости суд считает возможным взыскать компенсацию морального вреда в сумме 40 000 рублей.

Согласно ч. 6 ст. 13 Закона РФ от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Поскольку ответчиком не были удовлетворены требования истца в добровольном порядке, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию штраф в размере 50 % от суммы, присужденной судом в пользу потребителя, а именно 52 635 руб. ((65270+40000)*50%).

В соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Принимая во внимание объем оказанных представителем услуг, сложность дела, количество судебных заседаний в которых принимал участие представитель, суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя сумму в размере 20 000 руб., которую суд считает разумной.

Согласно ст. 103 ГПК РФ государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, должна быть взыскана с ответчика в доход бюджета города Москвы. Размер государственной пошлины, определенный в соответствии с положениями ст. 333.19 Налогового кодекса РФ, составит 2 528 руб. 10 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

 

 

РЕШИЛ:

Исковые фио к ООО «Д» о защите прав потребителя удовлетворить частично.

Взыскать с ООО «Д» в пользу фио денежные средства в размере 65 270 руб., моральный вред 40 000 руб., штраф 52 635 руб., расходы на услуги представителя 20 000 руб., а всего 177 905 (сто семьдесят семь тысяч девятьсот пять) руб. 00 коп.

Взыскать с ООО «Д» государственную пошлину в размере 2158 руб. 00 коп.

Решение может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Московский городской суд путем подачи апелляционной жалобы в Нагатинский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

 

Судья                                                                                                  Л.А. Полунина

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

kaskoinfo.ru 2012-2018