Бесплатная консультация юриста

по страховым спорам

8(800)100-25-82

Отказ от права требования к лицу ответственному за убытки

В соответствии с пунктом 4 ст.965 ГК РФ, если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

С учетом данной правовой нормы судам следует надлежащим образом оценивать возражения страховщика против выплаты страхового возмещения, основанные на факте предоставления страхователем (выгодоприобретателем) недостоверных сведений об обстоятельствах причинения вреда застрахованному имуществу, поскольку эти обстоятельства могут непосредственно влиять на осуществление права на суброгацию.

Такая недостоверность не всегда является основанием для отказа в выплате или снижения её размера. Для этого должна быть установлена вина соответствующего лица в предоставлении недостоверных сведений, а также определено, действительно ли оно создает последствия для осуществления права на суброгацию.

В отношении отказа страхователя (выгодоприобретателя) от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, необходимо иметь в виду, что не может свидетельствовать о таком отказе несовершение действий по обжалованию постановлений органов дознания и предварительного следствия, которыми необоснованно отказано в возбуждении уголовного дела по факту причинения вреда (например, по тем мотивам, что размер ущерба является незначительным, поскольку имущество застраховано) или производство по уголовному делу приостановлено до исчерпания всех возможностей установления лица, ответственного за вред.

Такое право требования могло бы быть осуществлено независимо от решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности причинителя вреда. Никаких оснований полагать, что удовлетворение подобного требования зависит от результатов рассмотрения уголовного дела, а также что лицо, причинившее вред, может быть установлено только в рамках следствия, нормы действующего гражданского законодательства не дают.

Учитывая, что согласно п.1 ст.965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (если договором имущественного страхования не предусмотрено иное), представляется, что при наличии неиспользованной возможности установить в рамках уголовного дела лицо, причинившее вред, сама страховая компания, выплатив возмещение потерпевшему, могла бы реализовать как право на обжалование постановления органа дознания, так и на обращение в суд с требованием в порядке суброгации.

Оценивая возражения страховщика, связанные с неисполнением страхователем (выгодоприобретателем) после наступления страхового случая тех или иных обязанностей, предусмотренных договором страхования, следует иметь в виду общие положения гражданского законодательства об исполнении обязательств и об основаниях отказа от договора.

Согласно ст.309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Необходимо также иметь в виду определение существенности нарушения договора, предусмотренное пунктом 2 ст.450 ГК РФ применительно к требованиям об изменении или расторжении договора по требованию одной из сторон.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

-----------------------

Получить консультацию
юриста по страховым спорам
бесплатно!

Оставьте заявку на бесплатную консультацию или позвоните по телефону горячей линии

8 (800) 100-25-82

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки

Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы даёте согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности

Примеры.

 

1. Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 28.03.2011 г. №33-4170. отменено решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 11.11. 2010 г. в части отказа в удовлетворении требования Д. к ОАО "Страховая группа МСК" о взыскании суммы страхового возмещения.

В соответствии со ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В силу ст. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Отказывая истице в страховой выплате, ответчик сослался на положения п. 4 ст. 965 ГК РФ и п. 10.6 Правил страхования, где указано, что если осуществление права требования к лицу, ответственному за убытки, стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или соответствующей части.

Оценив эти доводы ответчика, суд счел их обоснованными, поскольку по вине истицы, которая не сочла целесообразным обжаловать Постановление по делу об административном правонарушении от 24 декабря 2009 года, в настоящее время ответчик лишен возможности предъявить свои требования виновному лицу в случае выплаты истице страхового возмещения, поскольку данное лицо не установлено. При этом доводы истицы о том, что она получила отказ страховщика в производстве страховой выплаты уже за пределами сроков для обжалования указанного постановления, судом во внимание приняты не были, поскольку, как указал суд, она могла решить вопрос о восстановлении пропущенного ею по уважительным причинам срока на обжалование указанного постановления.

Суд не усмотрел оснований для возложения на ответчика обязанности по страховой выплате в связи с нарушениями самой истицей положений п. п. 10.6 и 9.2 Правил страхования, поскольку именно по вине страхователя Д. стало невозможным предъявление требований к лицу, ответственному за убытки.

Поскольку заявленные истицей требования суд признал по праву необоснованными, то счел возможным отказать в иске без исследования обстоятельств, свидетельствующих о размере понесенных истицей убытков и процентов в порядке ст. 395 ГК РФ.

Судебная коллегия полагает, что вывод суда о вине истицы в нарушении условий договора страхования, что в силу указанных норм ГК РФ и Правил страхования средств автотранспорта, дополнительного оборудования, багажа, водителя, пассажиров и гражданской ответственности при эксплуатации средств автотранспорта, утвержденных ОАО <...> 20 марта 2007 года, позволило ответчику отказать ей в выплате страхового возмещения, является необоснованным. Из договора страхования транспортного средства от 8 сентября 2009 года, заключенного между сторонами, не усматривается, что обязанностью страхователя либо выгодоприобретателя являются действия, направленные на установление вины участников ДТП в повреждении принадлежащего им имущества, и, что неисполнение такой обязанности может рассматриваться в качестве основания к отказу в выплате страхового возмещения. Закон также не устанавливает правила, в соответствии с которым истица была обязана совершать подобные действия, в данном случае, обжаловать указанное Постановление по делу об административном правонарушении. Кроме того, суд никак не обосновал свой вывод о том, что вина конкретного причинителя вреда не была установлена в результате действий истицы, полагавшей, что обжалование данного Постановления по делу об административном правонарушении не приведет к установлению виновника ДТП, а потому является нецелесообразным. Судебная коллегия находит заслуживающими внимания доводы кассационной жалобы о том, что ответчик в случае выплаты страхового возмещения истице, не лишен возможности предъявить иск в порядке суброгации к остальным участникам ДТП от 24 октября 2009 года, если считает их виновными.

 

2. Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт- Петербургского городского суда от 29.08.2011г. № 33-13115/2011.

Судом кассационной инстанции оставлено без изменения решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 18.07.2011 г., которым удовлетворено требование Б.О. о взыскании с ОСАО "РЕСО-Гарантия" суммы страхового возмещения в связи с повреждением автомобиля, принадлежащего Б.Л. и застрахованного истцом у ответчика по полису страхования от 17.06.2010 г. по рискам "ущерб" и "хищение", в дорожнотранспортном происшествии, имевшем место 02.10.2010 г. на 70 км кольцевой автодороги в Санкт-Петербурге.

Возражая против иска, ответчик указывал на то обстоятельство, что истцом была предоставлена недостоверная информация об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия, препятствующая установлению лица, ответственного за причиненные убытки, и осуществлению права требования к этому лицу, что в силу пункта 4 ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации создает основание для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в соответствующей части.

В связи с этим ответчиком выражено согласие возместить причиненные убытки только в сумме разницы между полной стоимостью ремонта автомобиля и стоимостью ремонта с учетом износа, т.е. в сумме, которая не могла бы быть взыскана с лица, ответственного за вред.

Однако вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для применения положения п. 4 ст. 965 ГК РФ является по существу правильным.

Согласно этому положению закона, если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Вместе с тем в данном случае материалы дела не дают достаточных оснований для вывода о наличии какого-либо третьего лица, ответственного за причиненные убытки, установлению которого препятствуют действия страхователя.

Истцом при рассмотрении дела не оспаривались доводы ответчика о том, что, сообщая о дорожно-транспортном происшествии диспетчеру страховщика 02.10.2010 г., он на вопросы диспетчера дал информацию о существовании второго автомобиля - участника ДТП, который скрылся с места происшествия, и положительно ответил на вопрос диспетчера: "Что, задела Вас и уехала?" (расшифровка аудиозаписи), а также сообщил аварийному комиссару, осматривавшему автомобиль на месте происшествия, что врезался в прицеп грузового автомобиля (копия акта).

Вместе с тем, давая в тот же день объяснения об обстоятельствах ДТП сотруднику ГИБДД, Б.О. указал, что, двигаясь в среднем ряду со скоростью 110 км/ч, не справился с управлением и совершил наезд на силовое ограждение (материал проверки 3-го батальона Спецполка ДПС УГИБДД Санкт-Петербурга); аналогичную информацию указал в извещении о страховом случае от 04.10.2010 г.

Однако информация о существовании второго автомобиля сама по себе не позволяет сделать вывод о том, что именно его водитель является виновным в дорожно-транспортном происшествии, а краткие объяснения, данные Б.О. аварийному комиссару, в большей мере указывают на вину самого истца, о чем был сделан предварительный вывод и аварийным комиссаром, внесшим такое заключение в акт осмотра от 02.10.2010 г..

Непредставление истцом указанной информации при даче объяснений сотрудникам ГИБДД не дает безусловных оснований для вывода о его недобросовестности, поскольку истцом было лишь указано, что он произвел наезд на ограждение, не справившись с управлением своим автомобилем, т.е. была дана оценка фактическим обстоятельствам происшествия, причинная связь которого с действиями какого-либо другого лица ничем не подтверждена.

При этом утверждение истца о наезде на силовое ограждение справа по ходу движения подтверждено схемой ДТП, составленной на месте происшествия и приобщенной к материалу проверки, где отмечена точка наезда.

Указанное обстоятельство, независимо от того, что на схеме не были отражены объективные признаки наезда на ограждение: осыпь осколков, грязи, следы торможения и т.п., на что обращено внимание в заключении судебной автотехнической экспертизы, проведенной по определению суда ООО "ЦНПЭ "Петроэксперт", позволяет доверять объяснениям истца относительно источника причинения повреждений его автомобилю.

Вероятностный вывод судебной экспертизы о несоответствии действительности обстоятельств и места ДТП, описанных истцом, основанный на анализе механизма образования повреждений, возникших на правой стороне автомобиля (т. 1, л.д. 214 - 215), не дает достаточных оснований для вывода о том, что истец скрыл истинную картину происшествия, а тем более о том, что фактически вред был причинен вследствие противоправных действий иного лица.

При этом сам истец, обращаясь в суд, представил заключение специалиста ООО "Экспертно-правовой центр "КУАТТРО" от 27.12.2010 г., согласно которому причиненные автомобилю истца повреждения могли возникнуть при обстоятельствах, указанных в материалах ГИБДД.

Таким образом, данные о наличии второго автомобиля, который мог быть лишь участником той или иной опасной дорожной ситуации, приведшей к наезду автомобиля истца на ограждение, не являются достаточными для вывода о наличии лица, ответственного за причиненный вред, т.е. совершившего то или иное нарушение правил дорожного движения и виновного в дорожно-транспортном происшествии.

Кроме того, материалы дела не дают никаких оснований считать, что Б.О. располагал достаточной информацией, позволяющей установить второго участника ДТП, т.е. мог сообщить номер, марку, иные идентифицирующие признаки автомобиля.

При таком положении следует согласиться с выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для полного или частичного освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в силу п. 4 ст. 965 ГК РФ.

Полный текст:

Обобщение судебной практики Санкт-Петербургского городского суда по спорам, вытекающим из договоров имущественного страхования, за 2010-2011 г перейти