Бесплатная консультация юриста

по страховым спорам

8 (800) 333-06-18

Суброгация по каско с учетом износа

При определении размера подлежащего возмещению имущественного вреда необходимо учитывать износ поврежденного имущества для предоставления потерпевшему возможности восстановления своего нарушенного права в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключив неосновательное обогащение с его стороны.
Соответственно данное правило в силу пункта 2 статьи 965 ГК РФ применяется при разрешении требования страховщика к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, в порядке суброгации.

Получить консультацию
юриста по страховым спорам
бесплатно!

Оставьте заявку на бесплатную консультацию или позвоните по телефону горячей линии

8 (800) 333-06-18

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ   ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 2016 г. по делу N 33-8832/2016

 

Судья: Григоренко А.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи Б.Г. Абдуллаева,

судей А.С. Гильманова и А.И. Мирсаяпова,

при секретаре судебного заседания З.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Б.Г. Абдуллаева апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" на решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 25 января 2016 г., которым отказано в иске общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" к Г.В. о возмещении ущерба в порядке суброгации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

общество с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" (прежнее наименование - общество с ограниченной ответственностью Страховая компания "Цюрих", далее - Общество) обратилось в суд с иском к Г.В. о возмещении ущерба в сумме 384013 руб., расходов на оплату государственной пошлины в размере 7040 руб. 13 коп.

В обоснование иска указано, что 25 сентября 2013 г. произошло столкновение автомобиля марки "Хендай" ("Hyundai") под управлением Г.В. со столбом и забором по вине ответчика. Данный автомобиль был застрахован истцом по договору страхования, в связи с этим Общество в счет возмещения убытков, причиненных автомобилю, выплатило страхователю Г.Е. страховое возмещение в общей сумме 384013 руб. Поскольку ответчик не указан в договоре страхования в качестве лица, допущенного к управлению автомобилем "Хендай", он в порядке суброгации должен возместить причиненный им вред Обществу.

Суд первой инстанции принял решение об отказе в иске.

В апелляционной жалобе Общество просит решение суда отменить и принять новое решение об удовлетворении иска по тем же доводам и основаниям, которые изложены в иске.

В возражениях на апелляционную жалобу ответчик просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения, поскольку жалоба является необоснованной.

Дело рассмотрено в отсутствие истца по его ходатайству и ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания надлежащим образом и не сообщившего суду об уважительных причинах неявки.

Судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене.

На основании пунктов 3 и 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены и изменения решения суда в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В соответствии со статьей 387 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, в частности, при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Согласно статье 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования (пункт 1).

Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки (пункт 2).

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 49 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан", на лицо, допущенное согласно договору страхования к управлению транспортным средством, которое использует это транспортное средство на основании гражданско-правового или трудового договора и имеет интерес в сохранении этого имущества, распространяются правила добровольного страхования автотранспортных средств как на страхователя, в связи с чем страховщик не обладает правом требовать взыскания с данного лица выплаченной суммы страхового возмещения в порядке суброгации, предусмотренной пунктом 1 статьи 965 ГК РФ.

Судом установлено, что 25 сентября 2013 г. в Республике Татарстан произошло дорожно-транспортное происшествие (далее - ДТП) с участием одного автомобиля "Хендай" под управлением Г.В., в котором данный автомобиль совершил столкновение со столбом и забором. Виновником происшествия является ответчик, в результате ДТП автомобиль получил повреждения, а Г.Е. как собственнику данного автомобиля причинен имущественный вред.

Автомобиль "Хендай" был застрахован по договору добровольного страхования имущества, заключенному между Обществом (страховщик) и Г.Е. (страхователь), ввиду чего истец выплатил Г.Е. страховое возмещение в сумме всего 384013 руб.

Часть страхового возмещения выплачена на основании вступившего в законную силу решения Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 9 апреля 2014 г., которым с истца в пользу Г.Е. взыскана величина утраты товарной стоимости автомобиля в сумме 41760 руб.

При этом Г.В. не указан в приведенном договоре добровольного страхования имущества в качестве лица, допущенного к управлению застрахованным автомобилем.

Указанные обстоятельства не оспариваются сторонами, подтверждаются исследованными судом в ходе разбирательства дела доказательствами, относимость, допустимость и достоверность которых не подвергаются сомнению.

Принимая обжалуемое решение, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска, поскольку договором обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств предусмотрено условие о неограниченном количестве лиц, допущенных к управлению автомобилем "Хендай". Поэтому ответчик имеет интерес в сохранении автомобиля "Хендай" и на него распространяются правила договора страхования данного автомобиля как на страхователя, а Общество не обладает правом требовать возмещения с ответчика вреда в порядке суброгации.

Суд апелляционной инстанции считает данный вывод суда основанным на неправильном применении норм материального права и несоответствующим обстоятельствам дела.

Действительно, кроме договора добровольного страхования имущества, между Обществом и Г.Е. был заключен договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, предметом которого является страхование гражданской ответственности владельца автомобиля "Хендай", застрахованного истцом по договору добровольного страхования имущества.

Между тем договор обязательного страхования гражданской ответственности является самостоятельной сделкой, а условия данного договора не относятся к содержанию другого договора добровольного страхования имущества, равно как и условия договора добровольного страхования имущества не распространяются на договор обязательного страхования гражданской ответственности. Тем более предметы указанных договоров различны.

Поэтому включение ответчика в перечень лиц, допущенных к управлению автомобилем, по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, не имеет правового значения для данного дела и не является основанием для освобождения его от ответственности за возмещение вреда истцу в порядке суброгации.

Также не имеет значения и не является основанием для отказа в иске довод ответчика о том, что он приходится сыном Г.Е..

Заключая договор добровольного страхования автомобиля "Хендай", Г.Е. самостоятельно определил круг лиц, допущенных к управлению автомобилем, застрахованным по данному договору, и невключение ответчика в договор страхования в качестве лица, допущенного к управлению застрахованным автомобилем, свидетельствует об отсутствии между сторонами договора соглашения о страховании рисков причинения убытков застрахованному имуществу страхователя непосредственно ответчиком.

В связи с этим условия договора добровольного страхования автомобиля не распространяются на Г.В. в той же мере, как на страхователя.

Из установленных судом обстоятельств дела следует, что ответчик является лицом, ответственным за возмещение имущественного вреда, причиненного в результате повреждения автомобиля "Хендай" в ДТП от 25 сентября 2013 г., поскольку он является виновным причинителем данного вреда.

Соответственно истец обладает правом возмещения данного вреда с ответчика в порядке суброгации в пределах выплаченной суммы страхового возмещения.

Вместе с тем размер подлежащего возмещению ответчиком вреда определен Обществом неверно.

Как уже упоминалось, спор между Обществом и Г.Е. о сумме страхового возмещения, подлежащего выплате в связи с ДТП от 25 сентября 2013 г., разрешен решением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 9 апреля 2014 г., согласно которому размер страхового возмещения определен исходя из стоимости восстановительного ремонта автомобиля "Хендай" в сумме 342877 руб. 99 коп. и величины утраты его товарной стоимости в размере 41760 руб.

В обоснование данного вывода суд сослался на заключение эксперта от 16 марта 2014 г. ...., составленное ООО "<данные изъяты>".

Решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 9 апреля 2014 г. применительно к части 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является преюдициальным для истца, то есть установленные судебным постановлением обстоятельства не могут быть оспорены им при рассмотрении настоящего дела. Ответчиком решение суда не опровергнуто.

Согласно заключению эксперта ООО "<данные изъяты>" от 16 марта 2014 г. .... стоимость восстановительного ремонта автомобиля "Хендай" без учета износа деталей, подлежащих замене, составляет 342877 руб. 99 коп., с учетом износа - 305761 руб. 65 коп.

Приведенное заключение эксперта является допустимым, относимым и достоверным доказательством, сторонами не опровергнуто.

То есть при расчете подлежащего выплате Обществом страхового возмещения учтена стоимость восстановительного ремонта автомобиля "Хендай" без учета износа подлежащих замене деталей.

В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно статье 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15).

Исходя из системного толкования и смысла данных правовых норм, при определении размера подлежащего возмещению имущественного вреда необходимо учитывать износ поврежденного имущества для предоставления потерпевшему возможности восстановления своего нарушенного права в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключив неосновательное обогащение с его стороны.

Соответственно данное правило в силу пункта 2 статьи 965 ГК РФ применяется при разрешении требования страховщика к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, в порядке суброгации.

При таких обстоятельствах размер вреда, подлежащего возмещению ответчиком истцу в порядке суброгации, составляет 347521 руб. 65 коп. (305761 руб. 65 коп. + 41760 руб.).

В соответствии с частью 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с учетом статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации пропорционально размеру удовлетворенного требования ответчик должен возместить истцу расходы на оплату государственной пошлины в сумме 6675 руб. 22 коп.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 328, статьей 329, пунктами 3 и 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 25 января 2016 г. отменить и принять новое решение о частичном удовлетворении иска.

Взыскать с Г.В. в пользу общества с ограниченной ответственностью "Зетта Страхование" в счет возмещения вреда 347521 рубль 65 копеек, расходов на оплату государственной пошлины 6675 рублей 22 копейки.

В остальной части иска отказать.

Апелляционное определение суда вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в шестимесячный срок в кассационном порядке.

Перейти к судебной практике о взыскании в порядке суброгации по каско