Учет ОСАГО при взыскании ущерба в порядке суброгации по каско

Судом обоснованно отклонены доводы ответчика (водителя) о том, что истец (страховая компания) вправе требовать возмещение ущерба непосредственно с причинителя вреда лишь в размере, превышающими лимит ответственности страховщика по договору ОСАГО, как основанные на неправильном толковании норм материального права, поскольку возникшие между сторонами правоотношения положениями Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" не регулируются.

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас
8 (800) 333-06-18

(звонок на номер бесплатный)

по телефону консультация предоставляется БЕСПЛАТНО!


 

Судья Царегородцева Л.Л.       дело № 33-10810/2015

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ   ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург 13.08.2015

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Зарубина В.Ю.,

судей Сафронова М.В.,

Яковенко М.В.,

 

при секретаре Ермаковой М.В. рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску ОСАО «Ингосстрах» к С. Д. А. о возмещении ущерба в порядке суброгации,

по апелляционным жалобам истца и ответчика на решение Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 08.05.2015.

Заслушав доклад судьи Сафронова М.В., объяснения представителя истца ОСАО «Ингосстрах» Х. Н.С., поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы, ответчика С. Д.А. и его представителя Ч. А.Н., а также третьего лица Л. С.В., поддержавших апелляционную жалобу ответчика, судебная коллегия

установила:

Истец ОСАО «Ингосстрах» обратилось с иском к ответчику С. Д.А. о возмещении ущерба в порядке суброгации в сумме ( / / ) рубля и расходов по оплате государственной пошлины.

В обоснование требований истец указал, что 12.01.2014 произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля Ниссан Кашкай, № принадлежащего Л. С.В., под управлением ответчика С. Д.А., в результате чего наступила полная гибель автомобиля.

Указанный автомобиль был застрахован собственником Л.С.В. по договору добровольного страхования на страховую сумму ( / / ) рублей. Истцом по судебному решению в пользу К. М.В., которому Л. С.В. уступил свои права требования по договору цессии, было выплачено страховое возмещение ( / / ) рублей. Поскольку ответчик С. Д.А., виновный в ДТП, не был включен в круг лиц, допущенных к управлению транспортным средством, по договору добровольного страхования автомобиля, истец просил взыскать с него сумму ущерба в порядке суброгации за вычетом стоимости годных остатков.

Решением суда от 08.05.2015 взыскано с С. Д.А. в пользу ОСАО «Ингосстрах» в счёт возмещении ущерба в порядке суброгации ( / / ) рубля, расходы по уплате государственной пошлины в размере ( / / ).

С таким решением ответчик не согласился, считал необоснованным применение к расчету подлежащей взысканию суммы размера износа, также не согласен с уменьшением размера ущерба на сумму ( / / ) рублей по договору ОСАГО, которым застрахована гражданская ответственность ответчика, считая, что для этого не имеется законных оснований.

С решением также не согласился ответчик, в апелляционной жалобе просил решение отменить и в иске отказать, указывая на то, что он был допущен к управлению автомобилем самим собственником Л. С.В., который в момент ДТП находился рядом на пассажирском сиденье. Ссылается, что был допущен к управлению транспортным средством на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности. Указывал, что не включение его в договор КАСКО в качестве лица, допущенному к управлению автомобилем, не является основанием для возмещения им ущерба.

Третье лицо К. М.В. в судебное заседание не явился, в материалах дела имеются доказательства его заблаговременного извещения о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции (извещение от 02.07.2015). Сведения о месте и времени судебного заседания были заблаговременно размещены на сайте Свердловского областного суда. С учетом изложенного, руководствуясь ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила о рассмотрении дела при данной явке.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости изменения решения суда в связи с неверным применением норм материального права.

Судом установлено, что между ОСАО «Ингосстрах» и собственником Л.м С.В. 06.05.2013 был заключен договор добровольного страхования автомобиля «Nissan Qashqai», № на сумму ( / / ) рублей. Согласно полису КАСКО, к управлению автомобилем были допущены только ( / / )9и Н., ответчик в список лиц, допущенных к управлению, не включен.

В результате ДТП 12.01.2014 по вине водителя С. Д.А., управляющего данным автомобилем, транспортному средству были причинены механические повреждения, приведшие к его полной гибели.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29.05.2014, вступившим в законную силу, с ОСАО «Ингосстрах» в пользу К. М.В. (цессионария по договору уступки прав требований с Л. С.В.) взыскано страховое возмещение в сумме ( / / ) рублей, иные расходы, неустойка, компенсация морального вреда, штраф.

Истцом 01.10.2014 сумма в размере ( / / ) выплачена К. М.В., годные остатки автомобиля истцом ОСАО «Ингосстрах» реализованы за ( / / ) рублей.

Суд первой инстанции сделал верный вывод о том, что действия водителя С. Д.А. находятся в прямой причинно-следственной связи с наступившими последствиями в виде причинения механических повреждений автомобилю Л. С.В., в связи с чем требования истца о возмещении ущерба в порядке суброгации с ответчика законны и обоснованны.

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред либо страховщиком его гражданской ответственности в силу обязательности такого. Согласно п. 1 ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Согласно п. 49 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации т 27 июня 2013 года N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" правила добровольного страхования автотранспортных средств распространяются на лицо, допущенное согласно договору страхования к управлению транспортным средством, которое использует это транспортное средство на основании гражданско-правового или трудового договора и имеет интерес в сохранении этого имущества, как на страхователя, в связи с чем страховщик не обладает правом требовать взыскания с данного лица выплаченной суммы страхового возмещения в порядке суброгации, предусмотренной п. 1 ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку ответчик по договору КАСКО не был включен в список лиц, допущенных к управлению транспортным средством, то правила добровольного страхования автотранспортных средств не распространяются на него в той же мере, как на страхователя, следовательно, страховщик имеет право требовать взыскания с данного лица выплаченной суммы страхового возмещения в порядке суброгации, предусмотренной п. 1 ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации. Л. С.В. при заключении договора добровольного страхования автомобиля имел возможность выбора условий страхования по управлению ТС лицами, допущенными к управлению, либо по управлению ТС любыми лицами. Наличие интереса в сохранении застрахованного имущества не может являться основанием для освобождения лица от возмещения убытков, причиненных по вине этого лица страховщику.

Включение ответчика в перечень лиц, допущенных к управлению транспортным средством, по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств также не может являться основанием для освобождения ответчика от ответственности за причинение убытков страховщику в порядке суброгации.

В силу требований п. 1 ст. 959 Гражданского кодекса Российской Федерации в период действия договора имущественного страхования страхователь (выгодоприобретатель) обязан незамедлительно сообщать страховщику о ставших ему известными значительных изменениях в обстоятельствах, сообщенных страховщику при заключении договора, если эти изменения могут существенно повлиять на увеличение страхового риска. Значительными во всяком случае признаются изменения, оговоренные в договоре страхования (страховом полисе) и в переданных страхователю правилах страхования.

Собственник автомобиля Л. С.В. об изменении обстоятельств, указанных страховщику при заключении договора и влияющих на увеличение страхового риска, не сообщил. Таким образом, он самостоятельно определил круг лиц, допущенных к управлению транспортным средством в рамках договора добровольного страхования, и в соответствии со сведениями, сообщенными страхователем, и была рассчитана страховая премия.

Поскольку в результате действий ответчика истцу были причинены убытки в размере выплаченной суммы страхового возмещения, то ОСАО «Ингосстрах» имеет право требовать возмещения понесенных расходов. Ссылки ответчика в апелляционной жалобе на отсутствие оснований для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, для данного спора правового значения не имеют, поскольку страховщик от выплаты не освобождался, равно, как и не была застрахована ответственность ответчика за причинение ущерба, а было застраховано только имущество собственника Л. С.В.

Суд своим решением взыскал размер стоимости автомобиля с учетом амортизационного износа. С этим не согласился представитель ответчика. Между тем, судебная коллегия соглашается с данными выводами суда.

В силу статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав осуществляется путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Статьей 15 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено право лица, права которого нарушены, требовать полного возмещения причиненных ему убытков, под которыми понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Таким образом, защита права потерпевшего посредством полного возмещения вреда, предполагающая право потерпевшего на выбор способа возмещения вреда, должна обеспечивать восстановление нарушенного права потерпевшего, но не приводить к неосновательному обогащению последнего. В соответствии с п. 1 ст. 965 Гражданского кодекса РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Отношения между страхователем, то есть лицом, которому причинены убытки, и лицом, ответственным за убытки, регулируются правилами Главы 59 Гражданского кодекса РФ (Обязательства вследствие причинения вреда).

При этом восстановлением нарушенного права будет являться восстановление поврежденного имущества до состояния, в котором оно находилось перед повреждением. Если поврежденное имущество имело износ, то процент такого износа должен быть учтен при возмещении убытков. Возмещение потерпевшему реального ущерба не может осуществляться путем взыскания денежных сумм, превышающих стоимость поврежденного имущества, либо стоимость работ по приведению этого имущества в состояние, существовавшее на момент причинения вреда. Учет состояния, в котором транспортное средство находилось до момента наступления страхового случая, предполагает, в том числе, учет стоимости износа и имевшихся повреждений его деталей. В связи с этим, при возмещении ущерба подлежат взысканию расходы, необходимые для восстановления нарушенного права, и сумма ущерба должна определяться с учетом износа транспортного средства, либо в случае полной гибели имущества при указанных обстоятельствах сумма ущерба должна рассчитываться исходя из рыночной стоимости автомобиля на дату дорожно-транспортного происшествия до момента причинения повреждений, за вычетом стоимости годных остатков.

Учитывая, что в данном случае обязательства возникли вследствие причинения вреда, договорные отношения по страхованию между истцом и ответчиком отсутствуют.

С учетом того, что сторонами каких-либо доказательств иной рыночной стоимости автомобиля на момент ДТП не было представлено, суд в соответствии со ст.56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правильно применил расчет норм амортизации, указанных в правилах страхования самого истца, поскольку в п.25 Правил страхования страховая стоимость (действительная) определяется с учетом первоначальной стоимости и норм амортизации. Доказательств обратного, опровергающих указанные выводы суда первой инстанции, истцом не представлено. Доводы апелляционной жалобы истца в указанной части сводятся к переоценке доказательств, оснований для которой коллегия не усматривает.

В тоже время обоснованы приведенные доводы представителя ответчика о том, что размер взысканного ущерба незаконно снижен на ( / / ) рублей, поскольку страхование ответственности С. Д.А. по договору ОСАГО не может влечь за собой уменьшение взыскиваемого ущерба.

Согласно пп. з п. 2 ст. 6 ФЗ от 25.04.2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", к страховому риску по обязательному страхованию не относится наступление гражданской ответственности по обязательствам вследствие причинения водителем вреда управляемому им транспортному средству и прицепу к нему, перевозимому ими грузу, установленному на них оборудованию и иному имуществу. В данной ситуации страховой случай по договору обязательного страхования ответственности владельца транспортного средства не наступил, поскольку механические повреждения автомобилю причинены действиями самого ответчика – водителя С. Д.А., который, управляя автомобилем, допустил съезд с дороги и опрокидывание транспортного средства. Суд указанную норму закона не учел, в связи с чем не имелось правовых оснований для освобождения ответчика от обязанности по возмещению ущерба на сумму ( / / ) рублей.

Решение суда в этой части подлежит изменению, всего в пользу истца подлежит взысканию сумма ( / / )

Также в силу ст.98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлежит изменению размер взыскиваемой с ответчика государственной пошлины пропорционально удовлетворенным требованиям, которая составит 90,46% от уплаченной суммы, то есть ( / / ).

На основании изложенного, руководствуясь ст. 320, п.1 327.1, п. 2 ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 08.05.2015 изменить в части размера взысканных с С. Д. А. в пользу открытого страхового акционерного общества «Ингосстрах» сумм ущерба и расходов по уплате государственной пошлине, взыскав в порядке суброгации сумму ( / / ) и расходы по государственной пошлине ( / / ).

Председательствующий: В.Ю. Зарубин

Судьи: М.В. Сафронов

М.В. Яковенко


Судебная практика по суброгации

поскольку пришел в том числе к выводу о том, что договор страхования имущества был заключен на основании Правил страхования, дорожно-транспортное происшествие признано страховой организацией страховым случаем, ответчик Л. Е.О. был допущен к управлению транспортным средством по договору страхования (договор ОСАГО) (п.4.2.2 договора КАСКО) и не был указан в числе лиц, допущенных к управлению транспортным средством, в договоре КАСКО по невнимательности сотрудника страховой компании.

Поскольку водитель не был допущен к управлению застрахованным автомобилем по договору добровольного страхования ТС, то Правила добровольно страхования ТС на него не распространяются.
То обстоятельство, что у владельца автомобиля имелся полис ОСАГО с неограниченным количеством лиц, допущенных к управлению транспортным средством, не имеет правового значения для данного дела.

Включение ответчика в перечень лиц, допущенных к управлению транспортным средством по договору ОСАГО, не может являться основанием для освобождения его от ответственности за причинение убытков страховщику в порядке суброгации.

 Заключая договор как обязательного, так и добровольного страхования гражданской ответственности, страхователь самостоятельно определил круг лиц, допущенных к управлению транспортным средством в рамках того или иного договора, и в соответствии со сведениями сообщенными страхователем и была рассчитана страховая премия.

Поскольку вина ответчика в причинении вреда в результате произошедшего дорожно-транспортного происшествия не доказана, оснований для возложения на него гражданско-правовой ответственности за убытки не имеется.

Апелляционное определение Московского городского суда от 24 ноября 2016 г. по делу N 33-38417/16

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

kaskoinfo.ru 2012-2018