Моральный вред при нарушении сроков передачи квартиры дольщику

Консультация юриста

ПревьюСуд первой инстанции, с которым согласилась апелляционная инстанция, пришел к правильному выводу, что истцу причинены нравственные страдания и переживания, связанные с не передачей ему в установленный договором срок объекта долевого участия в строительстве, то есть с нарушением его прав как потребителя.

Требование истцаТребование истца

П. А.А. обратился в суд с иском к ООО «Наименование организации-1» о взыскании неустойки за нарушение сроков передачи квартиры за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 205 698,24 руб., штрафа в размере 50 % от присужденной судом суммы, компенсации морального вреда в размере 30 000 руб. и расходов по оплате услуг представителя в размере 25 000 руб.

Заявленные требования мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ истек срок исполнения ответчиком обязательства перед истцом - участником долевого строительства по передаче квартиры расположенной в многоквартирном доме по адресу: <адрес> Направленная в адрес ответчика досудебная претензия о выплате неустойки за нарушение срока передачи объекта долевого строительства оставлена без удовлетворения.

Выводы судаВыводы суда по делу

 Решением Истринского городского суда Московской области от 11 ноября 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 25 мая 2020 г., исковые требования удовлетворены частично.

С ООО «Наименование организации-1» в пользу П.а А.А. взысканы неустойка за нарушение сроков передачи объекта долевого участия в строительстве за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в сумме 100 000 руб., компенсация морального вреда в размере 10 000 руб., штраф в размере 25 000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 15 000 руб., нотариальный сбор в размере 1 000 руб., а всего взыскано 151 000 руб.

В удовлетворении иска в части требований о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, штрафа в большем размере отказано.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между сторонами заключен договор участия в долевом строительстве №, по условиям которого застройщик ООО «Наименование организации-1» обязалось своими силами и (или) с привлечением третьих лиц построить (создать) 3-этажный двухсекционный жилой дом по адресу: <адрес>, и после получения разрешения на ввод в эксплуатацию объекта недвижимости передать объект долевого строительства – жилое помещение <данные изъяты> участнику долевого строительства, а последний обязуется уплатить обусловленную договором цену и принять объект долевого строительства при наличии разрешения на ввод в эксплуатацию объекта.

Согласно пункту 5.1 указанного договора застройщик передает объект долевого строительства участнику долевого строительства после окончания строительства объекта недвижимости не позднее ДД.ММ.ГГГГ Ориентировочный срок окончания строительства и ввода в эксплуатацию объекта недвижимости – ДД.ММ.ГГГГ

П. А.А. обязательства по данному договору выполнил, уплатив стоимость квартиры в размере 2 319 905 руб.

Квартира истцу на момент рассмотрения дела судом первой инстанции не передана.

Претензия П.а А.А., адресованная ООО «Наименование организации-1», о выплате неустойки за нарушение сроков передачи квартиры в добровольном порядке, оставлена ответчиком без удовлетворения.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь статьями 151, 309, 310, пунктом 1 статьи 314, статьями 330, 333, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 9 статьи 4, статьей 6, частями 1, 2 статьи 7, частями 1-4 статьи 8 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», частями 1, 6 статьи 13, статьей 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данными в пункте 75 постановления от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 34 постановления от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», исходил из невыполнения ответчиком обязательств перед П.ым А.А., как участника долевого строительства, по своевременной передаче ему объекта недвижимости в установленный договором срок, что влечет за собой взыскание с ответчика в пользу истца компенсации морального вреда.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Суды первой и апелляционной инстанции, установив на основе представленных сторонами доказательств юридически значимые обстоятельства, правильно применили к спорным правоотношениям нормы материального права.

Довод заявителя кассационной жалобы о несогласии с принятыми судебными постановлениями в части взыскания с ООО «Наименование организации-1» в пользу истца компенсации морального вреда судебная коллегия отклоняет, поскольку в силу статьи 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Как разъяснено в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

По смыслу закона размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий, исходя из принципа разумности и справедливости.

Суд первой инстанции, с которым согласилась апелляционная инстанция, пришел к правильному выводу, что истцу причинены нравственные страдания и переживания, связанные с не передачей ему в установленный договором срок объекта долевого участия в строительстве, то есть с нарушением его прав как потребителя.

Нарушений норм процессуального права, являющихся согласно части 4 статьи 379.7 ГПК РФ безусловным основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, судом кассационной инстанции не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы судебная коллегия приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем подлежат оставлению без изменения.

Источник: сайт Первого кассационного суда общей юрисдикции 1kas.sudrf.ru


Судебную практику для статьи анализировал практикующий юрист Александр Дудкин
Профиль в Instagram @lawpraktik


Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.