Признание гражданско правовых отношений трудовыми

Консультация юриста

При рассмотрении споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями суды должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса РФ, а также учитывать, что неустранимые сомнения при рассмотрении судом таких споров толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Требование истцаТребование истца

Д. обратилась с иском к Банку о признании отношений, вытекающих из договоров возмездного оказания услуг, трудовыми, об обязании произвести денежные выплаты. Ссылалась на то, что с 1 апреля 2015г. по 12 апреля 2017г. работала у ответчика, с ней заключались договоры возмездного оказания услуг. Работа выполнялась в соответствии с графиком работы банка по рабочим дням с 9 до 18 час (с обеденным перерывом), т.е. она подчинялась внутреннему трудовому распорядку работодателя. Для выполнения работы ответчик обеспечивал ее средствами, необходимыми для работы, в т.ч. расходными материалами, рабочим местом и персональным компьютером, доступом к программным продуктам банка. Для выполнения требований о соблюдении сотрудниками банка пропускной системы ей был выдан пропуск. В соответствии с условиями заключенных договоров была предусмотрена   оплата труда,   исходя   из  ежемесячного оклада в размере 40 000 руб.

 Считает, что фактически сложившиеся отношения являлись трудовыми, поскольку ей  поручалась работа, оплата за которую не зависела от конкретных количественно-качественных показателей, она подчинялась внутреннему трудовому распорядку, действующему в организации ответчика, соблюдала внутренние методики работы, работа носила регулярный характер.

 Д. просила суд признать отношения,  вытекающие из заключенных ею с банком договоров возмездного оказания услуг, трудовыми, обязать ответчика произвести ее увольнение в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ и внести соответствующие записи в трудовую книжку, взыскать с ответчика невыплаченные премии, пособие по временной нетрудоспособности, компенсацию за неиспользованный отпуск, за простой по вине ответчика.

 Решением Королевского городского суда от 8 августа 2017г. в иске отказано.

 Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 6 декабря 2017г. решение суда оставлено без изменения.

Выводы судаВыводы суда по делу

   Президиум указал на допущенные судами нарушения норм материального  и процессуального права.

 Судом установлено, что 30 марта 2015г. между  ответчиком  и Д. заключен договор возмездного оказания услуг № 82/ДП, срок действия которого определен с 1 апреля 2015г. по 30 июня 2015г.

 30 июня 2015г. между сторонами заключен договор возмездного оказания услуг № 229/ДП на срок с 1 июля 2015г. по 30 сентября 2015г.

 1 октября 2015г. заключен договор № 411/ДТ сроком по 31 декабря 2015г.;

30 декабря 2015г. – договор № 651/ДТ на срок с 1 января 2016г. по 31 марта 2016г.;

11 апреля 2016г. – договор № 220ДТ на срок с 11 апреля 2016г. по 11 июля 2016г.;

6 июля 2016г. – договор № 448ДТ на срок с 12 июля 2016г. по 11 октября 2016г.;

3 октября 2016г. – договор № 680ДТ на срок с 12 октября 2016г. по 11 января 2017г.;

9 января 2017г. – договор № 11ДТ на срок с 12 января 2017г. по 12 апреля 2017г.

В соответствии с пунктом 1.1 договоров возмездного оказания услуг Д. приняла на себя обязанности оказать банку следующие услуги: проводить расследование по претензиям клиентов в сроки, установленные правлением банка; осуществлять контроль правильности ввода и корректировку неверно введенной информации/данных по обращению клиентов в претензионной базе; отражать этапы рассмотрения претензий клиентов в претензионной базе; заполнять необходимые поля по претензиям клиентов в претензионной базе; проводить анализ ПО банка, договорных и нормативных документов банка с целью выявления отсутствия/наличия вины банка в возникновении претензии; составлять и направлять запросы в ответственные структурные подразделения банка по претензиям клиентов; устанавливать отсутствие/наличие вины банка в создании претензионной ситуации по обращениям клиентов; оформлять распоряжения на возмещение денежных средств клиенту; составлять заключения на отказ в удовлетворении требований клиента при отсутствии вины банка по претензиям клиентов; подготавливать и направлять на согласование ответы по обращениям клиентов в соответствии с нормативными документами банка.

 По условиям договоров Д. обязана своевременно и в полном объеме исполнять свои обязательства по договорам с учетом требований Регламента работы с обращениями клиентов, утвержденного банком.

Согласно пунктам 2.1.1, 2.1.2 договоров возмездного оказания услуг банк обязался обеспечить Д. средствами, необходимыми для оказания услуг, в том числе расходными материалами и рабочим местом с возможностью использования компьютера, оплатить услуги.

В пунктах 3.1 и 3.2 договоров согласована стоимость услуг и порядок оплаты.

19 апреля 2016г. между банком и Д. заключено дополнительное соглашение №1 к договору возмездного оказания услуг от 11 апреля 2016г. № 220/ДП,  в соответствии с которым пункт 1.1 договора изложен в следующей редакции: исполнитель обязуется оказать заказчику следующие услуги: регистрация договоров ПОС и Интернет-эквайринга в системах банка; обработка запросов на регистрацию ТСП, поступивших от ДРБ при заключении договоров ПОС и Интернет-эквайринга; проверка комплектности поступивших документов и корректности их заполнения в соответствии со специальными методиками (РД банка); последующая регистрация ТСП в системах банка.

Указанные услуги Д. обязалась выполнить по договорам №448ДТ от 6 июля 2016г., № 680ДТ от 3 октября 2016г.

Выполнение Д. работ по договорам возмездного оказания услуг подтверждено актами об оказании услуг.

4 апреля 2017г. Д. сообщено, что с 13 апреля 2017г. договор возмездного оказания услуг с ней не продлевается.

Отказывая Д. в иске, суд исходил из того, что доказательств наличия между сторонами трудовых отношений  истцом не представлено, заключенные договоры возмездного оказания услуг соответствуют положениям ст. 779 ГК РФ и подтверждают наличие гражданско-правовых отношений. По условиям договоров Д. не подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка ответчика, вправе была оказывать услуги в удобное для нее время, оплата производилась за конкретные выполненные услуги.

Суд также пришел к выводу, что Д. пропущен срок обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Соглашаясь с выводами суда, судебная коллегия указала, что заключенные между сторонами договоры не могут быть признаны трудовыми, поскольку в них отсутствует наименование профессии в соответствии со штатным расписанием, о трудовой функции, о необходимости соблюдения дисциплины труда и правил внутреннего трудового распорядка. В договорах нет условия о системе оплаты труда, включающей размер тарифной ставки или оклада, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты, не имеется условий о режиме работы, о социальном страховании, непосредственно связанном с трудовой деятельностью.

С такими выводами судебных инстанций президиум  не согласился, указав, что они основаны  на неправильном применении норм права.

В соответствии с ч. 4 ст. 11 ТК РФ, если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правого договора, но впоследствии в порядке, установленном настоящим Кодексом, другими федеральными законами, были признаны трудовыми отношениями, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Согласно ст. 15 ТК РФ  трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

В силу ст. 56 ТК РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В ст. 57 ТК РФ приведены требования к содержанию трудового договора, в котором, в частности, указываются: фамилия, имя, отчество работника и наименование работодателя (фамилия, имя, отчество работодателя – физического лица, заключивших трудовой договор), место и дата заключения трудового договора. Обязательными для включения в трудовой договор являются следующие условия: место работы; трудовая функция (работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретный вид поручаемой работнику работы); дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, - также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с данным кодексом или иным федеральным законом; условия оплаты труда (в том числе размер тарифной ставки или оклада  (должностного оклада) работника, доплаты, надбавки и поощрительные выплаты); режим рабочего времени и времени отдыха (если для данного  работника он отличается от общих правил, действующих у данного работодателя); гарантии и компенсации за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, если работник принимается на работу в соответствующих условиях, с указанием характеристик условий труда на рабочем месте, условия, определяющие в необходимых случаях характер работы ( подвижной, разъездной, в пути, другой характер работы); условия труда на рабочем месте; условие об обязательном социальном страховании работника в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами.

В силу ч. 1  ст. 61 ТК РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено  названным кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами РФ или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

Частью 1 ст. 67 ТК РФ установлено, что трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами.

Трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми (ч. 2 ст. 67 ТК РФ).

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в пункте 2.2  определения от 19 мая 2009г.  N 597-О-О, в целях предотвращения злоупотреблений со стороны работодателей и фактов заключения гражданско-правовых договоров вопреки намерению работника заключить трудовой договор, а также достижения соответствия между фактически складывающимися отношениями и их юридическим оформлением федеральный законодатель предусмотрел в части четвертой статьи 11 Трудового кодекса РФ возможность признания в судебном порядке наличия трудовых отношений между сторонами, формально связанными договором гражданско-правового характера, и установил, что к таким случаям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Данная норма Трудового кодекса РФ направлена на обеспечение баланса конституционных прав и свобод сторон трудового договора, а также надлежащей защиты прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в РФ как социальном правовом государстве (статья 1, часть 1; статьи 2 и 7 Конституции Российской Федерации).

Указанный судебный порядок разрешения споров о признании заключенного между работодателем и лицом договора трудовым договором призван исключить неопределенность в характере отношений сторон таких договоров и их правовом положении, а потому не может рассматриваться как нарушающий конституционные права граждан. Суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса РФ.

Из приведенных в этих статьях определений понятий "трудовые отношения" и "трудовой договор" не вытекает, что единственным критерием для квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых является осуществление лицом работы по должности в соответствии со штатным расписанием, утвержденным работодателем, - наличие именно трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на тарифно-квалификационные характеристики работы, должностные инструкции и любым документальным или иным указанием на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы (абзацы пятый и шестой пункта 2.2 определения Конституционного Суда РФ от 19 мая 2009г. N 597-О-О).

Таким образом, по смыслу статей 11, 15 и 56 Трудового кодекса РФ во взаимосвязи с положением ч. 2 ст. 67 ТК РФ, согласно которому трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, отсутствие в штатном расписании должности само по себе не исключает возможности признания в каждом конкретном случае отношений между работником, заключившим договор и исполняющим трудовые обязанности с ведома или по поручению работодателя или его представителя, трудовыми - при наличии в этих отношениях признаков трудового договора (абз. 7 п. 2.2 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 мая 2009г. N 597-О-О).

В силу ч. 3 ст. 19.1 ТК РФ  неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 3 п. 8 и в абз. 2 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ", если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части четвертой статьи 11 Трудового кодекса РФ должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Между тем приведенные нормы трудового законодательства, определяющие понятие трудовых отношений, их отличительные признаки и особенности, форму трудового договора и его содержание, механизмы осуществления прав работника при разрешении споров с работодателем по квалификации сложившихся отношений в качестве трудовых, судами первой и апелляционной инстанций применены неправильно, без учета правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в пункте 2.2 определения от 19 мая 2009г. № 597-О-О, и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004г. № 2.

Вывод судов  обоих инстанций о наличии между Д. и  банком гражданско-правовых отношений по договору возмездного оказания услуг сделан без применения норм ГК РФ о договоре возмездного оказания услуг (глава 39 Кодекса), без установления содержания этого договора и признаков в сравнении с трудовым договором и трудовыми отношениями.

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (пункт 1 статьи 779 ГК РФ).

К договору возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде (статьи 702 - 729 ГК РФ) и положения о бытовом подряде (статьи 730 - 739 ГК РФ), если это не противоречит статьям 779 - 782 этого кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (статья 783 ГК РФ).

По смыслу данных норм Гражданского кодекса РФ договор возмездного оказания услуг заключается для выполнения исполнителем определенного задания заказчика, согласованного сторонами при заключении договора. Целью договора возмездного оказания является не выполнение работы как таковой, а осуществление исполнителем действий или деятельности на основании индивидуально-конкретного задания к оговоренному сроку за обусловленную в договоре плату.

От договора возмездного оказания услуг трудовой договор отличается предметом договора, в соответствии с которым исполнителем (работником) выполняется не какая-то конкретная разовая работа, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности физического лица - работника, при этом важен сам процесс исполнения им этой трудовой функции, а не оказанная услуга. Также по договору возмездного оказания услуг исполнитель сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; исполнитель по договору возмездного оказания услуг работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

В нарушение требований  ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, обстоятельства, касающиеся характера возникших правоотношений между сторонами, с учетом подлежащих применению норм трудового и гражданского законодательства судами в качестве юридически значимых определены не были, предметом исследования и оценки не являлись.

Исходя из положений статей 67,71,195-198,329 ГПК РФ выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости  (статьи 59,60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл гражданского судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможности оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования процессуального закона судами обоих  инстанций при разрешении данного спора выполнены не были. Также ими не учтено, что при рассмотрении дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства с учетом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы. Иное приводило бы к тому, что право на судебную защиту, закрепленное в ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, оказывалось бы существенно ущемленным.

Как следует из материалов дела, в обоснование заявленных требований Д. указывала, что до поступления на работу к ответчику она состояла на учете в центре занятости, оформление отношений в виде заключения договора возмездного оказания услуг являлось инициативой работодателя.

Д. также указывала, что договор возмездного оказания услуг ответчик заключал с ней на выполнение работы не разового, а постоянного характера, с ответчиком сложились непрерывные и длительные отношения,  договор возмездного оказания услуг перезаключался с ней сразу после окончания срока действия предыдущего договора. Работа основывалась на внутренних локальных нормативных актах ответчика, а именно: регламенте работы с обращениями клиентов № 1040; методике заключения и сопровождения договоров  ПОС-эквайринга № 272-1; методике заключения и сопровождения договоров Интернет-эквайринга с использованием технологий ВТБ 24(ПАО) № 272-2; методике заключения и сопровождения договоров Интернет-эквайринга с использованием технологии экс-ТКБ № М272-3, методике заключения и сопровождения договоров  ПОС-эквайринга с предприятиями транспортной отрасли  №М272-4, что отражено в заключенных договорах от 6 июля 2016г. и 3 октября 2016г.

Д. также указывала, что работа выполнялась в соответствии с графиком работы ответчика, то есть она подчинялась трудовому распорядку работодателя. Для выполнения работ ответчик обеспечивал ее средствами, необходимыми для работы, в том числе расходными материалами, рабочим местом и персональным компьютером, доступом к программным продуктам банка. В соответствии с условиями заключенных договоров была предусмотрена оплата труда исходя из ежемесячного оклада в размере 40 000 рублей. Выданная ей ответчиком справка от 10 апреля 2017г. также подтверждает, что между ней и ответчиком сложились трудовые отношения, так как оплата труда осуществлялась в виде оклада в размере 40 000 руб.

Однако судебные инстанции, перечислив доводы сторон и доказательства, не отразили в судебных постановлениях мотивы, по которым одни доказательства приняты ими в качестве средств обоснования своих выводов, а другие доказательства отвергнуты, и основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Вследствие неправильного применения норм материального и процессуального права суды первой и апелляционной инстанций отдали приоритет  юридическому оформлению отношений между истцом и ответчиком, не выясняя при этом, имелись ли в действительности между сторонами признаки трудовых отношений и трудового договора, предусмотренные в статьях 15 и 56 Трудового кодекса РФ, и не было ли со стороны ответчика - банка - злоупотребления  при заключении с Д. договоров возмездного оказания услуг вопреки намерению работника, являющегося экономически более слабой стороной в этих отношениях, заключить трудовой договор.

При этом, принимая решение об отказе Д. в иске, суд первой инстанции и согласившийся с ним суд апелляционной инстанции не учли императивные требования части 3 статьи 19.1 ТК РФ о том, что неустранимые сомнения при рассмотрении судов споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

Не согласился президиум и с выводом судебных инстанций о пропуске Д. предусмотренного ст. 392 ТК РФ срока для обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

Согласно ч. 2 ст. 19.1 ТК РФ в случае прекращения отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, признание этих отношений трудовыми отношениями осуществляется судом. Физическое лицо, являвшееся исполнителем по указанному договору, вправе обратиться в суд за признанием этих отношений трудовыми отношениями в порядке и в сроки, которые предусмотрены для рассмотрения индивидуальных трудовых споров.

Исходя из положений ч. 2 ст. 19.1, ч. 1 ст. 392 ТК РФ в их взаимосвязи, при разрешении настоящего спора и определения дня, с которым связывается начало течения срока, в течение которого Д. имела право обратиться в суд с исковыми требованиями о признании отношений, возникших на основании гражданско-правовых договоров, трудовыми отношениями и другими взаимосвязанными требованиями, суду следовало с учетом конкретных обстоятельств дела установить момент, когда истец узнала или должна была узнать о нарушении своих трудовых прав.

Однако вследствие неправильного применения приведенных норм материального права указанные обстоятельства предметом исследования судебных инстанций не являлись и надлежащей правовой оценки в судебных актах не получили.

Допущенные судебными инстанциями существенные нарушения норм права явились основанием для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

БЮЛЛЕТЕНЬ судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2018 года

Источник: сайт Московского областного суда


Принимаем звонок
Оставьте заявку на
бесплатную консультацию
юриста по телефону
Москва и область:
+7 499 577-00-25 доб.109
Санкт-Петербург и область:
+7 812 425-66-30 доб.109

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

Канал в Яндекс.Дзен
kaskoinfo.ru 2012-2020