Снижение неустойки по алиментам

Консультация юриста

При разрешении спора о взыскании неустойки за невыплату алиментов положения статьи 333 ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (пункт 1 статьи 333 ГК РФ).

Требование истцаТребование истца

П. обратилась с иском к Д. о взыскании неустойки за невыплату алиментов за период с 10 января 2014г. по 30 июня 2017г. и судебных расходов.

Не оспаривая арифметический расчет задолженности, Д. возражал против  иска, указывая, что названная задолженность образовалась не по его вине.

Решением мирового судьи 309 судебного участка Одинцовского судебного района Московской области от 4 августа 2017г. в иске отказано.

Апелляционным определением Одинцовского городского суда от 23 октября 2017г. решение мирового судьи отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении иска. 

Выводы судаВыводы суда по делу

 Президиум указал на допущенные апелляционным судом нарушения норм материального права.

 Судом установлено, что  решением мирового судьи от 24 января 2014г. с Д. в пользу П. взысканы алименты на содержание несовершеннолетней дочери в размере 1/4 части всех видов заработка и иного дохода ежемесячно, начиная с 10 января 2014г. до  совершеннолетия ребенка.

 У ответчика образовалась задолженность по выплате алиментов в связи с тем, что их взыскание производилось не со всех видов заработка Д., в частности, не производились удержания алиментов с зарплаты, получаемой в связи с работой по совместительству в ЗАО НПП «И».

Согласно постановлению судебного пристава-исполнителя Одинцовского РОСП УФССП по Московской области задолженность Д. по алиментам за период с 10 января 2014г. по  31 мая 2017г. составляет 337 717,99 руб.; размер неустойки, подлежащей начислению на сумму задолженности, определен судебным приставом-исполнителем в  1 072 678 рублей 18 коп.

Пленум Верховного Суда РФ в разъяснениях, данных в п. 25 постановления от 25 октября 1996г. № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» разъяснил, что предусмотренная п. 2 ст. 115 СК РФ ответственность лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, за несвоевременную уплату алиментов (уплата неустойки, возмещение убытков) наступает в случае образования задолженности по вине плательщика алиментов. Такая ответственность не может быть возложена на плательщика, если задолженность по алиментам образовалась по вине других лиц, в частности, в связи с несвоевременной выплатой заработной платы, задержкой или неправильным перечислением алиментных сумм банками и т.п.

Отказывая в иске, мировой судья пришел к выводу, что вина Д. в невыплате алиментов с работы по совместительству не доказана.

При этом мировой судья исходил из того, что исполнительное производство в отношении ответчика утрачено; из представленных службой судебных приставов-исполнителей материалов следует, что в отношении Д. 5 и 6 марта 2014г., 15 апреля 2014г. выносились постановления об обращении взыскания на заработную плату, однако место работы должника, на заработную плату по которому  обращалось взыскание, ни в одном из этих постановлений не указано.   Данные о вручении постановлений должнику отсутствуют.

Отменяя решение мирового судьи и принимая по делу новое решение об удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции указал, что ответчик не представил суду доказательств об отсутствии своей вины в том, что с заработной платы, получаемой им в ЗАО НПП «И»,  удержание алиментов на содержание дочери не производилось. 

Судом учтено наличие у должника юридического образования, его  осведомленность об обязанности выплачивать алименты на содержание ребенка со всех видов доходов. По мнению суда апелляционной инстанции, утрата исполнительного производства сама по себе не может иметь решающего значения для освобождения ответчика от взыскания неустойки.

Вывод суда апелляционной инстанции о том, что именно на ответчике лежало бремя доказывания обстоятельств отсутствия его вины в невыплате алиментов, взысканных с него на содержание дочери, и что таких доказательств суду не представлено, является верным.

Так, в материалах дела не имеется сведений о том, что Д., зная о своей обязанности выплачивать П. с 10 января 2014г. алименты на содержание дочери, сообщил взыскателю либо судебному исполнителю о получаемом заработке в связи с работой по совместительству в ЗАО НПП «И».

Вместе с тем президиум не согласился с выводом суда апелляционной инстанции в части определения размера неустойки, подлежащей взысканию с должника. 

В силу положений п. 1 ст. 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом РФ в постановлении от 6 октября 2017г. № 23-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Р.К. К.», положение пункта 1 статьи 333 ГК РФ, закрепляющее право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, по существу, предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Требование о снижении размера неустойки, являясь производным от основного требования о взыскании неустойки, неразрывно связано с последним и позволяет суду при рассмотрении дела по существу оценить одновременно и обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. ее соразмерность последствиям нарушения обязательства, что, по сути, направлено на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также обеспечение баланса имущественных прав участников правоотношений при вынесении судебного решения и согласуется с положением статьи 17 (часть 3) Конституции РФ, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (определения Конституционного Суда РФ от 24 ноября 2016 года N 2447-О и от 28 февраля 2017 года N 431-О).

Положение пункта 2 статьи 115 Семейного кодекса РФ, предусматривающее ответственность за несвоевременную уплату алиментов в форме законной неустойки, равно как и положение пункта 1 статьи 333 ГК РФ, позволяющее суду при разрешении судебного спора уменьшить неустойку, явно несоразмерную последствиям нарушения обязательства, - исходя из цели обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных правоотношений, лежащего в основе правового регулирования принудительного исполнения родителями обязанности содержать своих несовершеннолетних детей, - не исключают обязанности суда оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. фактически ее соразмерность задолженности алиментнообязанного лица, в том числе с учетом исключительных обстоятельств, затрагивающих права и законные интересы других членов семьи (включая оценку реальных доходов алиментнообязанного лица в период образования задолженности, поскольку именно реальными доходами определяются материальные возможности такого лица по осуществлению принадлежащих ему прав и исполнению возложенных на него обязанностей, среди которых содержание самого себя и других членов своей семьи, находящихся на его иждивении).

 Между тем суд апелляционной инстанции  правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в указанном постановлении, к возникшему правоотношению не применил.

Присуждая при  сумме алиментной задолженности 337 717,99 руб. к взысканию с ответчика неустойку в размере 1 072 678 руб., суд апелляционной инстанции к числу исключительных обстоятельств, способных повлечь снижение размера неустойки, не отнёс факт нахождения на иждивении ответчика помимо дочери 2007 года рождения,  двоих несовершеннолетних детей от последующего брака  2015 и 2017  года рождения.

Суд не учел материальные возможности алиментнообязанного лица, включая содержание самого себя и других членов его семьи, не дал оценку  соразмерности суммы заявленной к взысканию неустойки последствиям нарушения обязательства.  

Согласно разъяснениям в абзаце 1 пункта 71 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", если должником является коммерческая организация, индивидуальный предприниматель, а равно некоммерческая организация при осуществлении ею приносящей доход деятельности, снижение неустойки судом допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 333 ГК РФ).

В соответствии с  абзацем 2 пункта 71 названного постановления, при взыскании неустойки с иных лиц правила статьи 333 ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства (пункт 1 статьи 333 ГК РФ). В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, свидетельствующие о такой несоразмерности (статья 56 ГК РФ, статья 65 АПК РФ). При наличии в деле доказательств, подтверждающих явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, суд уменьшает неустойку по правилам статьи 333 ГК РФ.

Если уменьшение неустойки допускается по инициативе суда, то вопрос о таком уменьшении может быть также поставлен на обсуждение сторон судом апелляционной инстанции независимо от перехода им к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции (части 1 и 2 статьи 330 ГПК РФ, части 1 и 2 статьи 270 АПК РФ) (абз. 2 п. 72).

Суд апелляционной инстанции, принимая по делу новое решение, оставил без внимания то обстоятельство, что должником является физическое лицо, соответственно уменьшение неустойки допустимо по инициативе суда, однако в нарушение приведенных выше положений не поставил на обсуждение сторон вопрос об уменьшении размера неустойки в порядке   п. 1 ст. 333 ГК РФ.  

         Допущенные судом апелляционной инстанции существенные  нарушения норм материального права явились основанием для   отмены апелляционного определения  и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.  

БЮЛЛЕТЕНЬ судебной практики Московского областного суда за первый квартал 2018 года

Источник: сайт Московского областного суда


Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

Канал в Яндекс.Дзен
kaskoinfo.ru 2012-2020