Некачественное оказание стоматологических услуг

Защита прав потребителей

ПревьюОказанная стоматологической организацией услуга не соответствовала установленным требованиям и правилам, качество оказанной истцу медицинской услуги не отвечало установленным стандартам, выявленные недостатки и дефекты медицинской услуги оказали влияние на состояние здоровья истца.

Требование истцаТребование истца

Истец фио обратился в суд с иском к ответчику ООО "Наименование стоматологической орг." о взыскании убытков на установку имплантата с коронкой взамен утраченного клиникой "Наименование стоматологической орг." 47 зуба, компенсации морального вреда в размере 45 000 руб., неустойку в размере 84 624 руб., в связи с некачественным оказанием стоматологических услуг.

В обоснование заявленных требований истец указал на то, что 12.12.2016 года он обратился в ООО "Наименование стоматологической орг." для установления коронки на 47 зуб. Проконсультировав, истцу сообщили, что прежде чем ставить коронку, необходимо прочистить каналы.

19.05.2017 года при обработке каналов с помощью машинки Ni-Ti-система в эндодонтии, истец почувствовал острую боль, хотя применялась сильная инфильтрационная анестезия. По окончанию процедуры врач сказала, что в канале идет кровь и 47 зуб нужно будет удалять. На отказ истца от удаления, врачом было наложено лекарство и предложено прийти в июне. 05.06.2017 года при втором посещении стоматолога клиники, кровь не удалось остановить. Врач рекомендовала незамедлительно удалить 47 зуб. После очередного отказа порекомендовала подождать еще 10 дней. 16.06.2017 года врач повторно настаивала на удалении 47 зуба, но истец повторно отказался. 25.07.2017 года ответчиком были возвращены денежные средства, оплаченные по договору оказания услуг в размере 8 202,50 руб.

13.09.2017 года при осмотре 47 зуба в ГАУЗ "СП N 8 ДЗМ" врачом был сделан рентген зуба и засвидетельствована перфорация по бифуркации; рекомендовано удаление 47 зуба и установка зубного имплантата.

12.02.2018 года при обследовании зуба в МГМСУ им.фио также было установлено, что 47 зуб был перфорирован и в критическом состоянии.

В связи с тем, что ответчиком было отказано в возмещении убытков истца в виде стоимости имплантата, необходимого для установки в связи с удалением 47 зуба, истец вынужден был обратиться в суд с настоящим иском.

Выводы судаВыводы суда по делу

 Пунктом 1 ст. 1095 ГК РФ установлено, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Согласно ч. 3 ст. 14 Закона РФ "О защите прав потребителей" вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению исполнителем.

В соответствии с ч. 4 ст. 14 Закона РФ "О защите прав потребителей" изготовитель (исполнитель) несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для производства товаров (выполнения работ, оказания услуг), независимо от того, позволял уровень научных и технических знаний выявить их особые свойства или нет.

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Пунктом 2 ст. 1096 ГК РФ установлено, что вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем).

В соответствии со ст. 1098 ГК РФ, п. 5 ст. 14 Закона РФ "О защите прав потребителей" продавец или изготовитель товара, исполнитель работы или услуги освобождается от ответственности в случае, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения.

Исходя из системного толкования приведенных выше норм материального права на исполнителе лежит бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, ненадлежащее оказание услуг.

На истца должна быть возложена обязанность доказать как факт причинения вреда в результате оказанных ответчиком услуг, так и размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

 

Как установлено в судебном заседании и подтверждается материалами дела, 02.06.2016 года между ООО "Наименование стоматологической орг." (исполнитель), и фио (пациент) заключен договор на предоставление платных стоматологических услуг N **.

Согласно представленной квитанции от 19.05.2017 года, истцом в ООО "Наименование стоматологической орг." оплачено 7 006,55 руб. за выполнение работ: анестезия инфильтрационная, временное восстановление стенок зуба при эндодонтическом лечении, временное пломбирование 1-го канала, использование коффердама, обработка корневых каналов ультразвуковым методом, механическая и медикаментозная обработка машинными NiTi инструментами 3 каналов.

В соответствии с квитанцией от 05.06.2017 года истцом в ООО "Наименование стоматологической орг." оплачено 1 195,95 руб. за выполнение работ: использование коффердама; временное пломбирование 1-го канала гидроокисью кальция.

Согласно представленной копии медицинской карты фио из ГАУЗ СП N 8 г. Москвы, установлена перфорация по бифуркации 47 зуба, рекомендовано его удаление.

Согласно заключению городской комиссии по экспертизе качества оказания стоматологических услуг ДЗМ г. Москвы, коронковая часть 47 зуба фио разрушена.

В связи с тем, что ответчиком оспаривалась наличие перфорации 4.7 зуба у фио, судом по ходатайству ответчика назначена судебная экспертиза.

Согласно вывода эксперта фио от 29.11.2019 года, в материалах дела не был представлен оригинал основного прицельного внутри-ротового рентгеновского снимка 4.7 зуба от 12.02.2018 года сделанного в Клиническом центре Клиники МГСУ.

В представленной на исследование копии медицинской карты сиз ГАУЗ СП N 8 г. Москвы отсутствует дата дневниковой записи, а также описания Rg-граммы 4.7 зуба не указана где и когда была сделана рентгенограмма 4.7 зуба и на основании чего отмечена перфорация?

 Из дневниковых записей представленной медицинской карты стоматологического больного N КЦС-2-6400-18 известно, что фио обратился в клинику МГМСУ 12.02.2018 года с жалобами на приступообразную боль в 4.7 зубе. На основании рентгеновского снимка 4.7 зуба от 12.0.2018 года было установлено, что в области 1/3 определяется перфорация дистального корня.

 Заключение городской комиссии по экспертизе качества оказания стоматологической помощи взрослому и детскому населению от 16.02.2018 года отмечено, что Rg-грамме 4.7 зуба определяется в области 1/3 длины дистального корня перфорация. В данном заключении не было указано, какая рентгенограмма 4.7 зуба, от какого числа, года и из какой клиники была использована в качестве исследуемого документа этой комиссией.

Диагноз установленный клиникой МГМСУ 12.02.2018 года и в заключении городской комиссии по экспертизе качества оказания стоматологической помощи взрослому и детскому населению от 16.02.2018 года отмечено, что Rg-грамме зуба 4.7 определяется в области длины дистального корня перфорация.

Таким образом, отсутствие оригинала основного прицельного внутриротового рентгеновского снимка 4.7 зуба от 12.02.2018 года, сделанного в клиническом центре стомотологии клиники МГСУ и расхождения в диагнозах эксперту не позволяют установить истинную причину и место перфорации 4.7 зуба. Окончательный ответ на поставленный судом вопрос можно получить только при исследовании оригинала прицельного внутриротового рентгеновского снимка 4.7 зуба от 12.02.2018 года, сделанного в Клиническом центре стоматологии клиники МГСУ.

Судом из Клинического центра стоматологии Клиники МГМСУ был истребован оригинал прицельного внутриротового рентгеновского снимка 4.7 зуба от 12.02.2018 года.

В судебном заседании 20.01.2020 года по ходатайству представителя истца был допрошен эксперт фио, который полностью поддержал составленное им заключение и, исследовав оригинал прицельного внутриротового рентгеновского снимка 4.7 зуба от 12.02.2018 года, сделанного в Клиническом центре стоматологии клиники МГСУ, пояснил, что из представленного снимка усматривается наличие перфорации 4.7 зуба фио, которая могла возникнуть в процессе проводимых врачом стоматологом ООО "Наименование стоматологической орг." манипуляций.

Оценив заключение судебной экспертизы во взаимосвязи с показаниями допрошенного эксперта фио, суд пришел к выводу о том, что оснований не доверять экспертному заключению не имеется, так как эксперт предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, эксперт фио имеет высшее медицинское образование, сертификат по специальности стоматология терапевтическая, стаж по специальности 34 года. Кроме того, данное экспертное заключение содержит подробное описание проведенного исследования, выводы эксперта мотивированы, эксперт обладает специальными познаниями в данном вопросе. Выводы эксперта иными доказательствами не опровергнуты.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинская помощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг; медицинская услуга - медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение; медицинское вмешательство - выполняемые медицинским работником по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций.

В соответствии с п. 9 ч. 5 ст. 19 Федерального закона от 21.11.2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" пациент имеет право на возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

Согласно части 1 статьи 37 Федерального закона N 323-ФЗ, медицинская помощь организуется и оказывается в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями, а также на основе стандартов медицинской помощи, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации.

Из части 2 статьи 98 названного выше закона следует, что медицинские организации, медицинские работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации не только за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья.

Согласно пункту 6 статьи 4 Закона об основах охраны здоровья к основным принципам охраны здоровья относится доступность и качество медицинской помощи.

В пункте 21 статьи 2 данного закона определено, что качество медицинской помощи - совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

Из пункта 2 статьи 64 Закона об основах охраны здоровья следует, что критерии оценки качества медицинской помощи формируются по группам заболеваний или состояний на основе соответствующих порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи и клинических рекомендаций (протоколов лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, разрабатываемых и утверждаемых в соответствии с частью 2 статьи 76 данного федерального закона, и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с пунктом 8 статьи 84 этого же закона к отношениям, связанным с оказанием платных медицинских услуг, применяются положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-I "О защите прав потребителей".

Как указано в Преамбуле Закона РФ от 01.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" недостаток товара (работы, услуги) - несоответствие товара (работы, услуги) или обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или условиям договора (при их отсутствии или неполноте условий обычно предъявляемым требованиям), или целям, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется, или целям, о которых продавец (исполнитель) был поставлен в известность потребителем при заключении договора, или образцу и (или) описанию при продаже товара по образцу и (или) по описанию.

Статьей 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" предусмотрено, что потребитель вправе отказаться от выполнения работы (оказании услуги), если им обнаружены существенные недостатки выполненной работы (оказанной услуги) или иные существенные отступления от условий договора.

Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему в связи с недостатками выполненной работы (оказанной услуги). Убытки возмещаются в сроки, установленные для удовлетворения соответствующих требований потребителя.

Оценив собранные по делу доказательством в их совокупности и взаимосвязи с нормами действующего законодательства, регулирующими спорные правоотношения, суд пришел к верному выводу о том, что оказанная истцу фио ответчиком ООО "Наименование стоматологической орг." услуга не соответствовала установленным требованиям и правилам, качество оказанной истцу медицинской услуги не отвечало установленным стандартам, выявленные недостатки и дефекты медицинской услуги оказали влияние на состояние здоровья истца.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу ст. 15 Закона "О защите прав потребителей", моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

В соответствии с п. 2 ст. 1101 ГК РФ, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Пунктом 2 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 года N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" предусмотрено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Согласно правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, выраженной в пункте 32 Постановления Пленума от 26 января 2010 года N 1, учитывая, что причинение вреда жизни или здоровью гражданина умаляет его личные нематериальные блага, влечет физические или нравственные страдания, потерпевший, наряду с возмещением причиненного ему имущественного вреда, имеет право на компенсацию морального вреда при условии наличия вины причинителя вреда.

При этом суду следует иметь в виду, что, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания, факт причинения ему морального вреда предполагается. Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Поскольку в ходе судебного разбирательства нашли свое объективное подтверждение доводы истца фио о том, что ООО "Наименование стоматологической орг." была не качественно оказана медицинская (стоматологическая) услуга, постольку суд пришел к правильному выводу о том, что фио причинены нравственные и физические страдания. В связи с чем, суд обоснованно взыскал с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда 25 000 рублей, размер которого определен с учетом принципов разумности, справедливости, конкретных обстоятельств дела, степени вины ответчика.

При этом суд правомерно не нашел оснований для удовлетворения заявленных требований о взыскании расходов на будущее лечение зубов (установление имплантата с коронкой взамен утраченного 4.7 зуба), вызванных некачественным оказанием стоматологических услуг со стороны ответчика, поскольку расходы, являясь экономическим понятием, зависят от объема работ, качества их выполнения, стоимости расходных материалов, и определяются конкретным исполнителем на основании тарифов, действующих на дату оказания услуги, пожеланий пациента, и могут отличаться в зависимости от выбранной тактики лечения и прейскуранта конкретной клиники.

В соответствии с п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 ГК РФ в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

В то же время обстоятельства настоящего спора, учитывая специфику оказания услуг, о взыскании будущих расходов на которые заявлено истцом, объективно свидетельствуют о том, что их размер не может быть установлен в рамках настоящего гражданского дела ни на основании представленных доказательств, ни посредством проведения судебной экспертизы, поскольку справедливость и соразмерность данных расходов подлежит установлению только после стоматологического вмешательства, по итогам которого специалистом могут быть определены тактика и методы лечения, перечень необходимых для этого материалов.

При указанных обстоятельствах отсутствуют основания для удовлетворения требования фио о взыскании будущих убытков, что не лишает истца права обратиться в суд с самостоятельным иском с учетом указанных выше обстоятельств.

В силу п. 5 ст. 28 Закона "О защите прав потребителей", в случае нарушения установленных сроков удовлетворения требований потребителя исполнитель уплачивает потребителю за каждый день (час, если срок определен в часах) просрочки неустойку (пеню) в размере трех процентов цены выполнения работы (оказания услуги), а если цена выполнения работы (оказания услуги) договором о выполнении работ (оказании услуг) не определена - общей цены заказа. Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать цену отдельного вида выполнения работы (оказания услуги) или общую цену заказа, если цена выполнения отдельного вида работы (оказания услуги) не определена договором о выполнении работы (оказании услуги).

Положения ст. 14 Закона "О защите прав потребителей" предусматривают имущественную ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие недостатков товара (работы, услуги). В случае причинения потребителю вреда вследствие недостатков товара (работы, услуги) у потребителя возникает право требовать возмещения этого вреда (п. п. 1, 2). Положениями данной нормы Закона не предусмотрено взыскание неустойки.

С учетом изложенных обстоятельств, суд пришел к верному выводу о том, что положения статей 28 - 31 Закона "О защите прав потребителей" в их взаимосвязи не предусматривают возможность взыскания неустойки по основаниям п. 5 ст. 28 данного Закона за неудовлетворение указанных спорных требований потребителя о возмещение будущих убытков в добровольном порядке, поскольку не относится к тем недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может быть взыскана неустойка на основании Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей".

Согласно п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" штраф взыскивается в пользу потребителя за несоблюдение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Поскольку в добровольном порядке законные требования потребителя возмещены не были, постольку суд взыскал с ответчика в пользу истца штраф в размере 12 500 руб.

Источник: Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы

Судебную практику для статьи анализировал практикующий юрист Александр Дудкин
Профиль в Instagram @lawpraktik


Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.