Признать незаключенным договор имущественного страхования

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас
8 (800) 350-84-13 доб. 810

(звонок на номер бесплатный)

по телефону консультация предоставляется БЕСПЛАТНО!


  Дело № 33-5394/19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

08 февраля 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Удова Б.В.,

 судей Соловьевой Т.П., Мухортых Е.Н.,

 при секретаре Я. Д.И.,

 рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Удова Б.В. дело по апелляционной жалобе Ж. Т.Н. на решение Замоскворецкого районного  суда  г. Москвы от 15 мая 2018 года, которым постановлено:

Отказать Ж. Т.Н. в удовлетворении требований к СПАО «Наименование организации» о взыскании денежных средств.

Встречные исковые требования удовлетворить.

Признать незаключенным договор имущественного страхования транспортного средства **** VIN**** г.р.з. ****,  **** года выпуска, серия АА №** от 17 июня 2016 года.

Взыскать с Ж. Т.Н. в пользу  СПАО «Наименование организации» расходы по оплате  государственной пошлины в размере 6000 руб.,

установила:

Ж. Т.Н. обратилась в суд с иском  к СПАО «Наименование организации» о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа, расходов по оплате услуг эксперта.

В качестве обоснования требований Ж. Т.Н. указано, что 17 июня 2016 года между ней и ответчиком заключен договор добровольного страхования «КАСКО» серия АА № ** в отношении транспортного средства ***, страховая сумма 2 000 000, 00 руб. Страховая премия в размере 256 400, 00 руб. оплачена единовременно по квитанции на получение страховой премии серия ПА № 0269954 от 16 июня 2016 года.

22 ноября 2016 года около 22 часов 30 минут произошел пожар гаражного бокса, расположенного по адресу: ***, в результате которого транспортное средство выгорело.

В соответствии с Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 02 декабря 2016 года, заключением специалиста ОНД по г.о. Химки УНД и ПР ГУ МЧ России: «наиболее вероятной причиной пожара послужила неисправность (аварийный режим работы) электрооборудования (электропроводки) в очаговой зоне пожара».

Представитель истца по доверенности обратился к ответчику с заявлением о повреждении транспортного средства, однако ответа не последовало, в связи с чем истец обратился в ООО «Твой Авто Эксперт» для определения стоимости восстановительного ремонта.

В соответствии с экспертным заключением, транспортное средство претерпело конструктивную гибель, стоимость восстановительного ремонта без учета износа составила 5 389 947, 79 руб., стоимости годных остатков 20 570, 85 руб..

В дальнейшем, СПАО «Наименование организации» подало встречный иск к Ж. Т.Н. о признании договора имущественного страхования транспортного средства *** от 17 июня 2016 года незаключенным.

В обоснование своих требований СПАО «Наименование организации» указало, что между ним и Ж. Т.Н. не заключался указанный договор, поскольку согласно журналам учета расходования бланков строгой отчетности  от 17 марта 2016 года бланк строгой отчетности серия АА № ** были переданы третьему лицу, а  квитанция на получении страховой премии (взноса) серия ПА № 0269954 была отгружена в СПАО «Наименование организации» только 07 июля 2016 года.

Кроме того, в соответствии с журналом учета расходования бланков строгой отчетности, 29 июня 2016 года данная квитанции была передана агенту ООО «Инвакут», в соответствии с договором от 15 июня 2016 № 5053587-8/16 об оказании агентских услуг по заключению договоров страхования. Бланк полиса серия АА № ** был списан, как утерянный 30 ноября 2016 года, до предъявления истцом заявления о наступлении страхового случая.

Бланк квитанции на получение страховой премии серия ПА №  0269954 был списан как утерянный 31 марта 2017 года.

По факту пропажи бланка третье лицо обратилось в правоохранительные органы. В соответствии с результатами судебной экспертизы ООО «Эксперт-Сервис» подписи выполненные в договоре страхования серия АА № ** от 17 июня 2016 года и в квитанции на получение страховой премии серия ПА №  0269954 от 16 июня 2017 выполнены не Г. Е.Ф., а другим лицом с подражанием подписи Г. Е.Ф. Страховая премия на расчетный счет или в кассу компании от истца не поступала. Договор составлен с нарушениями.

Суд постановил вышеприведенное решение, об отмене которого на основании доводов апелляционной жалобы просит Ж. Т.Н.

В заседание суда апелляционной инстанции явились представители Ж. Т.Н. по доверенности Г. И.Р. и Г. А.Р., которые поддержали доводы апелляционной жалобы.

Представитель СПАО «Наименование организации» по доверенности Ж. Г.А., также явившийся в судебное заседание, просил об оставлении апелляционной жалобы без удовлетворения.

В свою очередь, третье лицо Г. Е.Ф. в судебное заседание не явилась, представителя не направила, о дате, времени и месте судебного разбирательства извещена надлежащим образом.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав лиц, явившихся в заседание, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 927 ГК РФ, страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

В силу пункта 1 статьи 929 ГК РФ, по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы: риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (статья 930 ГК РФ); риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам - риск гражданской ответственности (статьи 931, 932 ГК РФ); риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск (статья 933 ГК РФ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 957 ГК РФ, договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса.

В пункте 1 статьи 961 ГК РФ установлено, что на страхователя по договору имущественного страхования, возложена обязанность, после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом.

Из иска следует, что между сторонами заключен договор добровольного страхования. Истцом в обоснование заявленных требований представлен договор имущественного страхования серия АА № ** в отношении транспортного средства «***», г.р.з. ***, страховая сумма 2 000 000, 00 руб., который был заключен с СПАО «Наименование организации» на условиях Правил страхования автотранспортных средств ОСАО «Наименование организации» от 09 октября 2014 года, являющихся, согласно статье 943 ГК РФ неотъемлемой частью договора страхования, в отношении транспортного средства «***»,VIN***, г.р.з. ***, страховая сумма 2 000 000, 00 руб. Страховая премия в размере 256 400, 00 руб. оплачена единовременно по квитанции на получение страховой премии серия ПА № 0269954 от 16 июня 2016 года (л.д.8, 9-10).  В полисе указано, что также страховым случаем является возгорание транспортного средства.

Из постановления старшего дознавателя отдела надзорной деятельности по городскому округу Химки УНД и ПР МЧС Московской области ст. лейтенанта П. И.Г. от 0212»-16 г, следует, что 22 ноября 2016 года около 22 часов 30 минут произошел пожар гаражного бокса, расположенного по адресу: ***, в результате которого выгорел автомобиль. В соответствии с Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 02 декабря 2016 года, заключением специалиста ОНД по г.о. Химки УНД и ПР ГУ МЧ России: «наиболее вероятной причиной пожара послужила неисправность (аварийный режим работы) электрооборудования (электропроводки) в очаговой зоне пожара» (л.д.20-22).

Представитель истца по доверенности П. В.О. (сын истца) 28 декабря 2016 года  обратился к ответчику с заявлением о повреждении транспортного средства, однако ответа не последовало.

Представитель истца Г. Д.Ф. обратился в ООО «Твой Авто Эксперт» для определения стоимости восстановительного ремонта. В соответствии с экспертным заключением ООО «Твой Авто Эксперт» № 20/3/0317 от 31 марта 2017 года автомобиль претерпел конструктивную гибель, стоимость восстановительного ремонта без учета износа составила 5 389 947, 79 руб., стоимости годных остатков 20 570, 85 руб..

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

10 марта 2016 года между СПАО «Наименование организации» и Г. Е.Ф.  (далее – агент, третье лицо) был заключен договор 4925639-8/16 об оказании агентских услуг по заключению договоров страхования, на основании которого агент осуществляет от имени и за счет СПАО «Наименование организации» деятельность, направленную на заключение российскими и иностранными физическими и юридическими лицами с СПАО «Наименование организации» как со страховщиком договор страхования (л.д.91-113).

Согласно журналам учета расходования бланков строгой отчетности (БСО) от 17 марта 2016 года бланк БСО серия АА № ** был передан третьему лицу.

По факту пропажи бланков Г.а Е.Ф. обратилась в полицию, что подтверждается талоном-уведомлением.

Бланк полиса серия АА № ** был списан, как утерянный 30 ноября 2016 года, до предъявления 28 декабря 2016 года истцом заявления о наступлении страхового случая, что подтверждается представленным в материалы дела актом списания утерянных БСО ВБ-БСО-02589 от 30 ноября 2016 года.

В  соответствии с сведениями сайта СПАО «Наименование организации» https://www.ingos.ru/services/check_policy/ сервис «проверка полиса» договор серия АА № ** не числится как действующий.

В ходе судебного заседания 20 апреля 2018 года по ходатайству представителя истца был допрошен свидетель П. В.О., который в соответствии со свидетельством о рождении является сыном истца. Свидетель пояснил, что на дату заключения договора страхования, автомобиль ***, г.р.з. *** находился на стоянке по месту жительства истца, Ж. Т.Н. самостоятельно подписала договор. При этом свидетель пояснил, что договор подписывал некий Алексей, денежные средства в размере 259 690, 00 руб. были переданы наличными. Также свидетель пояснил, что страховая премия были ниже примерно на 10%. Также свидетель пояснил, что при заключении договора страхования и денежных средств, в качестве страховой премии, полномочия лица, которое якобы подписало договор страхования, от имени СПАО «Наименование организации», ни свидетелем, ни истцом не проверялись; он не обратил внимание на то, что от имени страховой компании документы подписаны Г., а не молодым человеком.

Суд первой инстанции критически отнесся к показаниям свидетеля П.В.О., поскольку он является сыном Ж. Т.Н., которая самостоятельно транспортным средством не управляет; свидетель является заинтересованным лицом по делу.

Кроме того, акт осмотра автомобиля суду истцом представлен не был.

Вопреки показаниям свидетеля о страховании автомобиля ***, г.р.з. *** по договору КАСКО, со стороны истца не представлено ни одного договора страхования КАСКО указанного автомобиля за весь период нахождения автомобиля в собственности истца.

Таким образом, доводы истца, изложенные в отзыве на встречное исковое заявление, об осмотрительности истца, суд первой инстанции счел несостоятельными.

Кроме того, из объяснений третьего лица Г.ой Е.Ф., данных в ходе судебного разбирательства, а также изложенных в письменных объяснениях следует, что  ни с Ж. Т.Н., ни с П.ым В.О. она не знакома, данные лица с ней никогда не контактировали, не вызывали по мобильному телефону для заключения договора страхования. Автомобиль *** никогда не видела и не осматривала; ни до 17 июня 2016 года, ни 17 июня 2016 года и после данной даты не находилась по адресу: ***., денежные средства от Ж. Т.Н.  и П.а В.О. в размере 259 690, 00 руб. не получала.

Определением суда от 13 октября 2017 года по делу была назначена судебная техническая экспертиза, производство которой было поручено экспертам ООО «Эксперт-Сервис».

Перед экспертом были поставлены следующие вопросы:

Соответствует ли время подписания договора серии АА № ** и квитанции на получение страховой премии (взноса) серии ПА № 0269954 сторонами Г.ой Е.Ф. и Ж. Т.Н. дате подписания 17 июня 2016 года. Если не соответствует, то когда были подписаны документы (до или после 17 июня 2016 года)?

Кем, Г.ой Е.Ф. или иным лицом выполнены подписи в договоре серии АА № ** и квитанции на получение страховой премии (взноса) серии ПА № 0269954?

В соответствии с выводами заключения эксперта ООО «Эксперт-Сервис»: «Время подписания договора серии АА № ** и квитанции на получение страховой премии (взноса) серии ПА № 0269954 сторонами Г.ой Е.Ф. и Ж. Т.Н. соответствует дате 17 июня 2016 года», однако подписи от имени Г.ой Е.Ф. в строке «страхователь/представитель страхователя» в полисе премиум серии  АА № ** от 17 июня 2016 года и в строке «получил представитель страховщика/страховой брокер» в квитанции № 02609954 серии ПА на получение страховой премии (взноса) от 16 июня 2016 года выполнены не Г.ой Е.Ф., а другим лицом с подражанием подписи Г.ой Е.Ф.

Оснований не доверять данному заключению у суда первой инстанции не имелось, поскольку данное заключение составлено квалифицированными экспертом и экспертом-химиком, имеющие длительный стаж работы в области криминалистических экспертиз и в области химии, эксперты были предупреждены судом об уголовной ответственности за заведомо ложное заключение, свои выводы надлежащим образом мотивировали и обосновали ссылками на конкретные обстоятельства и материалы дела. Судебная экспертиза подготовлена в соответствии с требованиями Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

Выводы экспертизы сторонами не оспорены. Ходатайств о назначении дополнительной или повторной экспертизы в суд, от лиц, участвующих в деле, не поступало. В связи с этим суд первой инстанции счел заключение судебной эксперты в полной мере объективным, а его выводы – достоверными.

В ходе судебного разбирательства суд предупреждал стороны о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий.

На основании ч. 1 ст. 55, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта является одним из доказательств по делу и оценивается наряду с другими доказательствами, по правилам ст. 67 ГПК РФ.

В соответствии с частью 1 статьи 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Оплату страховой премии истец подтверждает квитанцией на получение страховой премии (взноса) серия ПА № 0269954 от 16 июня 2016 года.

В силу статьи 957 ГК РФ договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. Однако в данном случае денежные средства в размере 259 690, 00 руб. истцу (по встречному исковому заявлению) от ответчика (по встречному исковому заявлению) ни на расчетный счет, ни в кассу компании, по представленному договору страхования не поступали, что подтверждается представленной в материалы дела справкой Главного бухгалтера СПАО «Наименование организации» от 17 января 2018 года.

Как следует из объяснений третьего лица Г.ой Е.Ф., денежные средства от Ж. Т.Н., П.а В.О. в размере 259 690, 00 руб. она не получала.

Более того, из представленной СПАО «Наименование организации» квитанции на получение страховой премии серия ПА № 0269954 следует, что премия была уплачена 16 июня 2016 года Г.ой Г.Ф., что очевидно невозможно, поскольку в соответствии с представленной в материалы дела товарной накладной № 180/16-1 данная квитанция была отгружена ООО «Марк-Принт» СПАО «Наименование организации» 07 июля 2016 года, что также подтверждается приходным ордером № ПА_БСО-00501 от 07 июля 2016 года. Кроме того, данная квитанция не передавалась третьему лицу, ни до, ни после даты, указанной в квитанции 16 июня 2016 года, поскольку в соответствии с представленным в материалы дела журналом учета расходования бланков строгой отчетности, 29 сентября 2016 года данная квитанции была передана агенту ООО «Инвакут», в соответствии с договором от 15 июня 2016 года № 5053587-8/16 об оказании агентских услуг по заключению договоров страхования.

Согласно пункту 1 статьи 954 ГК РФ, под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 957 ГК РФ, договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. Как ранее было указано, истец (ответчик по встречному исковому заявлению) в обоснование заключения и вступления договора КАСКО серия АА № ** в силу, представил в материалы дела квитанцию на получение страховой премии серия ПА № 0269954 от 16 июня 2016 года.

Как следует из представленного истцом в материалы дела договора КАСКО серия АА № **, датой заключения является 17 июня 2016 года.

Основанием для оформления квитанции является заключенный договор страхования, по которому поступает первый или очередной взнос. Если договор не оформлен, поступающий платеж не может быть расценен как страховая премия. Исходя из изложенного, дата платежа в квитанции не может быть ранее даты заключения договора страхования, следовательно, представленная истцом квитанция не подтверждает факт перечисления денежных средств, заключения и вступления в силу договора КАСКО серия АА № **.

В соответствии с пунктом 1 статьи 929 ГК РФ, по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Из содержания пункта 1 статьи 942 ГК РФ следует, что при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение по следующим существенным условиям: об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования; о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая); о размере страховой суммы; о сроке действия договора.

Кроме того, из представленных в материалы дела доказательств следует, что бланк квитанции на получение страховой премии серия ПА №  0269954 был списан как утерянный 31 марта 2017 года, что подтверждается актом списания утерянных БСО ВБ-БСО-00714 от 31 марта 2017 года, в связи с обращением агента ООО «Инвакут» в СПАО «Наименование организации» 15 марта 2017 года и предоставлением сведений о том, что по факту утраты бланка было подано заявление в ОМВД России по Мещанскому району г. Москвы (КУСП № *** от 15 марта 2017 года).

Из представленного истцом (ответчиком по встречному исковому заявлению) в материалы дела полиса КАСКО серия АА № ** от 17 июня 2016 года в печати на 2 листе полиса указана организационно-правовая форма ответчика (истца по встречному исковому заявлению) как ОСАО «Наименование организации». Судом установлено, что ответчик (истец по встречному исковому заявлению) поменял организационно-правовую форму на СПАО «Наименование организации» 17 июня 2015 года, что подтверждается  листом записи Единого государственного реестра юридических лиц. Таким образом, на момент заключения представленного ответчиком (по встречному исковому заявлению) договора КАСКО АА № ** от 17 июня 2016 года данная печать с организационно-правой формой ОСАО «Наименование организации» не могла быть использована.

Согласно пункту 3 статьи 940 ГК РФ,  страховщик при заключении договора страхования вправе применять разработанные им или объединением страховщиков стандартные формы договора (страхового полиса) по отдельным видам страхования.

В силу пункта 1 статьи 943 ГК РФ, условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

В представленном в материалы дела истцом  полисе КАСКО серия АА № ** указано, что договор заключен в соответствии с Правилами страхования транспортных средств ОСАО «Наименование организации» от 09 октября 2014 года, однако судом установлено, что на дату заключения договора страхования (17 июня 2016 года) действовали другие правила страхования, а именно – Правила страхования автотранспортных средств СПАО «Наименование организации» от 05 ноября 2015 года, которые согласно приказу Генерального директора СПАО «Наименование организации» от 06 ноября 2015 года № 440 подлежали применению с 15 декабря 2015 года.

Центральный Банк Российской Федерации был уведомлен о том, что с 15 декабря 2015 года в СПАО «Наименование организации» подлежали применению Правила страхования автотранспортных средств СПАО «Наименование организации» от 05 ноября 2015 года, что подтверждается представленным в материалы дела письмом от 18 ноября 2015 года и штампом Центрального Банка Российской Федерации от 18 ноября 2015 года о принятии данного письма.

Таким образом, доводы истца о факте заключения договора страхования с ответчиком СПАО «Наименование организации»  отклонены судом первой инстанции, поскольку они противоречат установленным судом обстоятельствам и собранным доказательствам и основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Суд первой инстанции исходил из того, что презумпция добросовестности участника гражданских отношений является опровержимой. Суд также счел, что установленные по делу обстоятельства и собранные доказательства, достаточно свидетельствуют о том, что истец (ответчик по встречному исковому заявлению) действовал недобросовестно.

Доводы истца  о пропуске СПАО «Наименование организации» срока исковой давности суд счел несостоятельными, поскольку основаны  на ошибочном толковании норм материального и процессуального права.

Как следует из материалов дела, истец  обратился в суд 26 июля 2017 года.

В силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Согласно части 2 статьи 31 ГПК РФ, встречный иск предъявляется в суд по месту рассмотрения первоначального иска.

В соответствии со статьей 137 ГПК РФ, ответчик вправе до принятия судом решения предъявить к истцу встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным иском. Предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления иска.

В силу статьи 12 ГК РФ, статей 31, 137 ГПК РФ, ответчику принадлежит способ защиты, в виде предъявления встречного искового заявления, которое не может быть принято к производству без предъявления основного (первоначального) искового заявления. Встречное исковое заявление было подано и принято судом 21 февраля 2018 года.

В соответствии с пунктом 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности», со дня обращения в суд в установленном порядке за защитой нарушенного права срок исковой давности не течет на протяжении всего времени, пока осуществляется судебная защита (пункт 1 статьи 204 ГК РФ).

Кроме того, доводы истца  в возражениях на встречное исковое заявление о том, что СПАО «Наименование организации» узнало о нарушении своего права 28 декабря 2016 года (в день предъявления извещения о повреждении транспортного средства) несостоятельна, поскольку в соответствии с выводами судебной экспертизы ООО «Эксперт-Сервис» - подписи от имени Г.ой Е.Ф. в договоре страхования серия АА № ** от 17 июня 2016 года и в квитанции на получение страховой премии серия ПА №  0269954 от 16 июня 2017 года выполнены не Г.ой Е.Ф., а другим лицом с подражанием подписи Г.ой Е.Ф. Данный факт был установлен только в ходе рассмотрения настоящего дела, ответчик (истец по встречному исковому заявлению) ознакомился с результатами судебной экспертизы только 12 января 2018 года. Кроме того, в соответствии с определением суда от 13 октября 2017 года производство по делу было приостановлено, ввиду назначения судом экспертизы.

Согласно части 1 статьи 110 ГПК РФ, течение всех не истекших процессуальных сроков приостанавливается одновременно с приостановлением производства по делу. Производство по делу было возобновлено определением суда от 11 февраля 2018 года.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к выводу, что срок исковой давности необходимо исчислять с 12 января 2018 года, следовательно он не пропущен ответчиком (истцом по встречному исковому заявлению).

Оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, в том числе доводы сторон, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что  истцом (ответчиком по встречному иску) не представлено достоверных и достаточных доказательств, позволяющих признать факт заключения договора имущественного страхования серия АА № ** от 17 июня 2016 года, а Ж. Т.Н. добросовестным страхователем, имеющим право на получение страхового возмещения не является.

Согласно пункту 11 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 27 декабря 2017 года), страхователь (выгодоприобретатель), предъявивший к страховщику иск о взыскании страхового возмещения, обязан доказать наличие договора добровольного страхования с ответчиком.

Исходя из собранных по делу доказательств, суд первой инстанции пришел к выводу, что Ж. Т.Н.  не доказан факт заключения договора страхования с СПАО «Наименование организации».

На основании изложенного суд не нашел законных оснований для удовлетворения исковых требований Ж. Т.Н.  о взыскании с СПАО «Наименование организации» страхового возмещения.

При этом суд согласился с доводами СПАО «Наименование организации» о том, что между Ж. Т.Н. и СПАО «Наименование организации»не был заключен договор имущественного страхования транспортного средства.

Согласно пункту 1 стаьи 432 ГК РФ договор признается заключенным в случае, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что договор имущественного страхования серия АА № ** от 17 июня 2016 года, в отношении автомобиля ***VIN***0  г.р.з. ***, *** г.в, заключенный между Ж. Т.Н.  и СПАО «Наименование организации» следует признать незаключенным, а в удовлетворении первоначальных исковых требований Ж. Т.Н. к СПАО «Наименование организации» о взыскании страхового возмещения, судебных расходов, следует отказать.

Согласно части 1 статьи 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

СПАО «Наименование организации», как истцом по встречному исковому заявлению, понесены расходы по уплате государственной пошлины за подачу встречного искового заявления в размере 6 000, 00 руб., которые суд взыскал с Ж. Т.Н..

Также в материалах дела имеется заявление ООО «Эксперт-Сервис» о взыскании расходов в размере  120 000, 00 руб. за проведение судебной экспертизы, которые  суд взыскал с Ж. Т.Н. , на основании статьи 98 ГПК РФ, в пользу ООО «Эксперт-Сервис», как с проигравшей стороны.

Судебная коллегия отклоняет довод апелляционной жалобы о передаче Ж. Т.Н. подлинника бланка страхового полиса, содержащего печать СПАО «Наименование организации» и данные агента, что подтверждает факт заключения договора страхования, поскольку с учетом всех обстоятельств дела, в том числе обращения страхователя по факту пропажи бланков страховых полисов договор страхования нельзя признать заключенным.

Судебная коллегия не соглашается с доводом апелляционной жалобы о пропуске срока исковой давности, обоснование недопустимости применения которого подробно изложены судом первой инстанции.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда первой инстанции и направлены на иную оценку имеющихся в деле доказательств, а так же иное толкование закона.

Данное обстоятельство, равно как и само по себе несогласие с выраженным в решении мнением суда первой инстанции по существу спора, основанием для отмены решения не является.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно. Нарушений норм материального права коллегией не установлено.

Ссылок на какие-либо иные процессуальные нарушения, указанные в части 4 статьи 330 ГПК РФ, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, судебная коллегия не установила.

Таким образом, постановленное судом первой инстанции решение является законным, обоснованным и отмене не подлежит.

Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 15 мая 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ж. Т.Н. - без удовлетворения.

Источник Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ
8 (800) 350-84-13
доб. 810

(бесплатный звонок по РФ)

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

kaskoinfo.ru 2012-2019