Доказательств восстановления автомобиля после ДТП не имеется

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас
8 (800) 333-06-18

(звонок на номер бесплатный)

по телефону консультация предоставляется БЕСПЛАТНО!


Дело № 33-7432/19

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

14 февраля 2019 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего Удова Б.В.,

 судей Соловьевой Т.П., Сальниковой М.Л.,

 при секретаре Я.Д.И.,

 рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Удова Б.В. дело по апелляционной жалобе истца М.а В.В. на решение Замоскворецкого районного  суда  г. Москвы от 28 августа 2018 года, которым постановлено:

Отказать М.у В.В. в удовлетворении требований к СПАО «Наименование организации» о взыскании денежных средств,

установила:

М. В.В. обратился в суд с иском  к СПАО «Наименование организации» о взыскании 450 000 рублей страхового возмещения, 50 000 рублей компенсации морального вреда, 35 000 рублей расходов на юридические услуги и штрафа.

В качестве обоснования требований истцом указано, что между ним и ответчиком заключен договор добровольного страхования транспортного средства «КАСКО» серия АА № номер.

Предметом договора являлось страхование транспортного средства ***, государственный номер НОМЕР. Страховая сумма определена в размере 450 000 рублей.

Согласно доводам искового заявления, 25 ноября 2017 года неустановленное лицо тайно похитило транспортное средство ******, которое принадлежало М.у         В.В..

В связи с пропажей транспортного средства, 08 февраля 2018 года М. В.В. обратился к ответчику с заявлением о страховом случае, которое оставлено без удовлетворения.

Суд постановил вышеприведенное решение, об отмене которого на основании доводов апелляционной жалобы просит истец.

В заседание суда апелляционной инстанции явился представитель истца по доверенности Д. И.В., который поддержал доводы апелляционной жалобы и просил о её удовлетворении.

Представитель ответчика по доверенности З. В.Л., также явившийся в заседание, просил об оставлении решения без изменения, апелляционной жалобы без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей сторон, проверив законность и обоснованность оспариваемого решения, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно п. 1 ст. 927 ГК РФ, страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

В силу п. 1 ст. 929 ГК РФ, по договору имущественного страхования одна сторона обязуется за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события возместить другой стороне, в пользу которого заключен договор, причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы следующие имущественные интересы: риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (ст. 930 ГК РФ); риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам - риск гражданской ответственности (ст.ст. 931, 932 ГК РФ); риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск (ст. 933 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 957 ГК РФ, договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса.

В п. 1 ст. 961 ГК РФ указано, что на страхователя по договору имущественного страхования, возложена обязанность, после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом.

Между истцом и ответчиком был заключен договор добровольного страхования транспортного средства «КАСКО» серия АА № номер в отношении транспортного средства ***, государственный номер *** VIN ***. Страховая сумма по договору составляет 450 000 рублей.

Согласно исковому заявлению, 25 ноября 2017 года неустановленное лицо тайно похитило принадлежащее М.у В.В. транспортное средство ***, государственный номер ***.

25 ноября 2017 года следователем  СО ОМВД России по району Южное Бутово г. Москвы Ц.Д.А. возбуждено уголовное дело по п. «в» ч.3 ст. 158 УК РФ; М. В.В. признан потерпевшим по уголовному делу.

08 февраля 2018 года М. В.В. обратился к ответчику с заявлением о страховом случае, однако страховое возмещение выплачено не было. 17 мая 2018 года СПАО «Наименование организации» направило ответ о необходимости предоставления документов, предусмотренных Правилами страхования. 

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В материалах дела имеется заключение эксперта ООО «Трувал» №138/18-ГА от 25 июня 2018 года, согласно которому автомобиль ***, который предоставлялся на осмотр страховщику при заключении договора страхования «КАСКО» серия АА № номер не является автомобилем ***, государственный номер *** VIN ***.

Согласно имеющемуся ответу официального представительства *** Моторс Рус №1054 от 09 апреля 2018 года, комплектация автомобиля *** VIN *** не соответствует комплектации автомобиля, который предоставлялся страховщику на осмотр при страховании, также из ответа официального представительства *** Моторс Рус следует, что переустановка трансмиссии автомобиля *** самостоятельно или в условиях не сертифицированного сервиса практически не возможна. Из имеющегося в материалах дела ответа следователя Отдела МВД России по району Южное Бутово г. Москвы следует что, имеет место проверка версии о совершении мошеннических действий в отношении СПАО «Наименование организации» направленных на незаконное получение страхового возмещения, материалами уголовного дела установлено, что гр-ка К. О.А., которая осуществляла оформление договора страхования и пред страховой осмотр ТС является знакомой М.а В.В.

Также судом первой инстанции установлено, что транспортное средство *** VIN *** было повреждено в дорожно-транспортном происшествии от 08 мая 2015 года. На момент происшествия транспортное средство застраховано в ООО СК Росгосстрах. Восстановление транспортного средства признано экономически не целесообразным. Годные остатки транспортного средства *** были приобретены М.В.В. 01 октября 2015 года.

Доказательств восстановления транспортного средства после происшествия от 08 мая 2015 года, а также изменения трансмиссии истцом, таких как квитанции о приобретении запасных частей, заказ-наряд на проведение ремонтных работ, акт приема-передачи транспортного средства, чеки на оплату работ, и т.д.,  не представлены.

Из ответов следователя СО ОМВД по району Южное Бутово г. Москвы Д.А.Ц. от 08 и 28 июня 2018 года следует, что расследование уголовного дела по факту хищения транспортного средства продолжается, осуществляется сбор материалов по отработке версии СПАО «Наименование организации» о совершении мошеннических действий, направленных на незаконное получение денежных средств путем инсценировки хищения транспортного средства; следствием при изучении фотоматериалов, полученных в ПАО СК «Наименование организации2» и СПАО «Наименование организации» установлены существенные различия автомашины по комплектации, а также техническим особенностям транспортного средства; потерпевший М. В.В. без уважительных причин уклоняется от проведения необходимых с ним следственных и иных  действий, уклоняется от предоставления документов; по делу запланировано проведение полиграфического исследования М.а В.В. и И. В.В.; установлено, что оформление договора КАСКО с СПАО «Наименование организации» и предстраховой осмотр с фотографированием транспортного средства осуществлялось К. О.А., которая является знакомой М. В.В. и его ближайшего окружения.

Таким образом, доводы истца о факте заключения договора страхования с ответчиком СПАО «Наименование организации» в отношении автомобиля ***, государственный номер *** VIN ***, суд первой инстанции счел необоснованными, поскольку они противоречат установленным судом обстоятельствам и имеющимся материалам дела.

При этом суд исходил из того, что презумпция добросовестности участника гражданских отношений является опровержимой. Суд учел, что установленные по делу обстоятельства и собранные доказательства, достаточно свидетельствуют о том, что истец действовал недобросовестно.

Согласно п. 1 ст. 929 ГК РФ, по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии с п. 1 ст. 942 ГК РФ, при заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение по следующим существенным условиям: об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования; о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая); о размере страховой суммы; о сроке действия договора.

В соответствии с п. 1 ст. 940 ГК РФ договор страхования должен быть заключен в письменной форме.

В силу ст. 168, 167 ГК РФ сделка не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна. Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения.

Согласно п. 1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 23 июня 2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ», оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или ненаступившим (п. 3 ст.157 ГК РФ).

В соответствии с п. 22 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 июня 2013 года № 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан», если одна из сторон для получения необоснованных преимуществ при реализации прав и обязанностей, вытекающих из договора добровольного страхования, действует недобросовестно, то в отношении данной стороны применяются последствия, предусмотренные ст. 10 ГК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

В соответствии с п. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Пунктом 1 ст. 10 ГК РФ предусмотрено, что не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом.

Оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, в том числе доводы сторон, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что  не представлено достоверных, объективным и  достаточных доказательств, позволяющих признать истца добросовестным страхователем, имеющим право на получение страхового возмещения.

На основании изложенного суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании с СПАО «Наименование организации» страхового возмещения.

Судебная коллегия отклоняет довод апелляционной жалобы о том, что истец признан потерпевшим в рамках уголовного дела № 11701450095001054 о краже транспортного средства ***, государственный номер ************, VIN ***************, следовательно, ответчик обязан выплатить ему сумму страхового возмещения за украденное имущество.

Согласно постановлению следователя СО отдела МВД России по району Южное Бутово г. Москвы Ц. Д.А. от 19 декабря 2018 года по уголовному делу № 11701450095001054, объектом преступного посягательства является не транспортное средство ***, государственный номер ***, VIN ************, а не установленное транспортное средство ***.

Указанные выводы следователя обусловлены тем, что транспортное средство, представленное СПАО «Наименование организации» на предстраховой осмотр, не соответствует заводской спецификации транспортного средства ***, государственный номер ***, VIN ***. Доказательств осуществления изменения транспортного средства в установленном законом порядке не представлено.

08 мая 2015 года транспортное средство ***, государственный номер ***, VIN *** являлось участником дорожно-транспортного происшествия, в результате которого потерпело конструктивную гибель. При этом годные остатки имущества были проданы М.у В.В. за 111 000 рублей. Доказательств восстановления транспортного средства не имеется.

С учетом перечисленных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований М.а В.В..

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводов суда первой инстанции и направлены на иную оценку имеющихся в деле доказательств, а так же иное толкование закона. Данное обстоятельство, равно как и само по себе несогласие с выраженным в решении мнением суда первой инстанции по существу спора, основанием для отмены решения не является.

Суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал обстоятельства дела, значимые по делу обстоятельства судом установлены правильно. Нарушений норм материального права коллегией не установлено.

Ссылок на какие-либо иные процессуальные нарушения, указанные в части 4 статьи 330 ГПК РФ, являющиеся безусловным основанием для отмены правильного по существу решения суда, судебная коллегия не установила.

Таким образом, постановленное судом первой инстанции решение является законным, обоснованным и отмене не подлежит.

Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Замоскворецкого районного  суда  г. Москвы от 28 августа 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца М.а В.В. - без удовлетворения.

Источник Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы


Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

kaskoinfo.ru 2012-2019