Бесплатная консультация юриста

по страховым спорам

8(800)100-25-82

Гидроудар - основания для страховой выплаты - дтп

положения ст. 2 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», определяют понятие такого основания для страховой выплаты как дорожно-транспортное происшествие - событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором причинен материальный ущерб

Получить консультацию
юриста по страховым спорам
бесплатно!

Оставьте заявку на бесплатную консультацию или позвоните по телефону горячей линии

8 (800) 100-25-82

Гарантируем 100% конфиденциальность вашей заявки

Нажимая на кнопку "Отправить заявку", вы даёте согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с политикой конфиденциальности

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ   ОПРЕДЕЛЕНИЕ

23 июля 2012 г.

город Тамбов

Апелляционная инстанция судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда в составе:

председательствующего: Белоусовой В.Б.,

судей: Тюриной Н.А., Ледовских И.В.,

при секретаре

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО истца к СОАО «ВСК» в лице Тамбовского филиала о взыскании страхового возмещения,

по апелляционной жалобе представителя СОАО «ВСК» на решение Ленинского районного суда г.Тамбова от 04 апреля 2012 года.

Заслушав доклад судьи Тюриной Н.А., судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

ФИО истца обратился в суд с иском к СОАО «ВСК» о выплате страхового возмещения согласно уточненным требованиям в размере *** руб. в связи с причинением технических повреждений его автомобилю *** ***, застрахованному в СОАО «ВСК» на основании Договора добровольного страхования транспортного средства № *** от *** по риску Автокаско (совокупность страховых рисков «Ущерб» и «Хищение» согласно п. 4.1.1. и 4.1.2 Правил добровольного страхования средств наземного транспорта, гражданской ответственности владельцев транспортных средств, водителя и пассажиров от несчастного случая, являющихся неотъемлемой частью договора).

Указал, что *** в *** ч. *** мин. указанный автомобиль под его управлением двигался по ***. В самом низком месте по *** – в 100-150 метрах от перекрестка автомобиль попал в образовавшуюся из-за ливневого дождя лужу, глубину которой изначально оценить не удалось, поскольку было темно. Уровень воды в луже быстро достиг нижнего края боковых зеркал автомобиля. В это время по встречной полосе двигался автобус, поток воды от движения которого несколько раз перехлестнул через капот автомобиля. В результате автомобиль заглох и не заводился. ФИО истца принял меры к перемещению автомобиля с дороги на обочину. Видимых повреждений на автомобиле не было, поэтому сотрудники ГИБДД не вызывались. Автомобиль был доставлен на СТО. После снятия и разбора двигателя мастерами было установлено, что причиной неисправности двигателя является «гидроудар». Было дано заключение о том, что двигатель восстановлению не подлежит.

ФИО истца обратился в страховую компанию с целью получения страхового возмещения по риску «Ущерб», в чем ему было отказано.

Истец считает отказ неправомерным, указывая на обстоятельства наступления страхового случая и исполнения им условий договора страхования.

Решением Ленинского районного суда г. Тамбова от 04.04.2012 г. исковые требования ФИО истца удовлетворены в полном объеме.

На указанное решение СОАО «ВСК» подана апелляционная жалоба, в которой ответчик просит решение суда отменить. Указывает на обстоятельство обращения ФИО истца с требованиями о страховой выплате ввиду наступления ущерба вследствие опасных гидрометеорологических условий, чего не имело место быть, при том, что факт наступления, размер и причины ущерба не были подтверждены ФИО истца А.В. документально при обращении в страховую компанию. Полагают, что ущерб наступил вследствие умысла самого страхователя, который не принял разумных и доступных ему мер, чтобы уменьшить возможные убытки. А именно, считают, что страхователь, который видел и оценивал невозможность дальнейшего движения, мог избежать наступивших последствий. Указывая на то, что истец не рассматривает случившееся как ДТП, соответственно, страховой случай не имеет место. Кроме того, отмечают, что ущерб со слов самого истца наступил по причине образования волны от встречного автобуса, личность водителя которого установить не удалось, а также, возможно, от засора ливневой канализации, что свидетельствует об ответственности третьих лиц. Отсутствие возможности осуществления права суброгации в таком случае автор жалобы находит основанием для отказа во взыскании страхового возмещения.

В возражении на апелляционную жалобу представитель ФИО истца – ФИО  считает решение суда законным и обоснованным. Полагает, что в рамках страхования КАСКО были застрахованы все возможные риски, поэтому в данном случае не имеет никакого значения, в результате каких именно событий произошел страховой случай. Указывает, что умысел ФИО истца на повреждение застрахованного имущества отсутствовал, страхователь выполнил все возможные действия по минимизации ущерба и исполнения условий договора страхования, доказал наличие причинно-следственной связи между произошедшими событиями и ущербом, ввиду чего считает последний подлежащим возмещению.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, поддержанной представителем СОАО «ВСК» ФИО., заслушав возражения ФИО истца и его представителя ФИО , пояснения специалиста С. и эксперта К.., судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

В соответствии с п. 1 ст. 927 ГК РФ страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

В соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

В силу п. 1 ст. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре (п. 2 ст. 943 ГК РФ).

Как следует из материалов дела и установил суд, СОАО «ВСК» является страховщиком по договору страхования автомобиля ФИО истца, согласно которому ответчик принял на себя обязательства возместить страхователю при наступлении страхового случая причиненные вследствие этого события убытки застрахованному имуществу по страховому риску Автокаско, что подтверждается выдачей ответчиком владельцу транспортного средства страхового полиса.

Договор страхования транспортного средства заключен в соответствии с действующими в Страховом обществе Правилами добровольного страхования средств наземного транспорта, гражданской ответственности владельцев транспортных средств, водителя и пассажиров от несчастного случая, являющихся неотъемлемой частью договора, являющимися неотъемлемой частью договора.

Согласно п.2 ст.9 Закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Судом первой инстанции установлено, что *** в *** час. *** мин. примерно в 100-150 м до перекрестка *** по направлению вниз от *** водитель ФИО истца двигался в потоке транспортных средств на автомобиле «***, когда в результате попадания в двигатель дождевой воды, скопившейся на территории проезжей части из-за сильного ливневого дождя, а также создававшейся «волны» от транспорта, проходящего по данному участку дороги, указанный автомобиль через воздушные впускные шланги получил технические повреждения двигателя - «гидроудар».

Действительность события, о котором заявлено истцом как об обстоятельстве причинения ущерба застрахованному имуществу (дата, время, место, обстоятельства), а также – сам факт причинения ущерба (поломка двигателя автомобиля) и его стоимостное выражение установлены в ходе судебного разбирательства на основании совокупности согласованных пояснений истца, допрошенных свидетелей, письменных материалов дела. Данные обстоятельства по существу не оспариваются стороной ответчика, что следует из текста апелляционной жалобы и пояснений представителя ВСК в суде апелляционной инстанции.

В данном случае сторона ответчика заявляет об отсутствии оснований считать имевшее место событие страховым, что было верно опровергнуто судом первой инстанции.

Так, в соответствии с п. 4.1. Правил страхования СОАО «ВСК» страхование производится, кроме прочего, по страховому риску «ущерб» - при повреждении либо утрате (уничтожении) ТС (ДО) вследствие ДТП (п. «а» подп. 4.1.1. Правил), вследствие стихийных бедствий, опасных гидрометеорологических явлений, удара молнии (подп. «в» п. 4.1.1 Правил).

Согласно Перечню опасных природных (гидрометеорологических) явлений для территории Тамбовской области, установленных с ***, к таковым относятся сильный ливневый дождь с количеством выпавших осадков не менее 30 мм за период не более 1 ч, а также значительные жидкие или смешанные осадки (дождь, ливневый дождь, дождь со снегом, мокрый снег) с количеством выпавших осадков не менее 50 мм за период времени не более 12 ч.

В соответствии с сообщениями ФГУ «Тамбовский ЦГМС», АМСГ Тамбов и АМП Тамбов на территории г. Тамбова в *** была гроза с порывами ветра скоростью 13-14 м/с, местами (по косвенным признакам) до 18-20 м/с, с сильным ливневым дождем количеством 19-27 мм, что составляет 24-34% нормы июля, что не является опасным природным (гидрометеорологическим) явлением.

Таким образом, основания для страхового возмещения по страховому событию, предусмотренному в подп. «в» п. 4.1.1 Правил, действительно отсутствуют.

Вместе с тем, суд первой инстанции при разрешении требований ФИО истца верно сослался на положения ст. 2 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», определяющей понятие такого основания для страховой выплаты как дорожно-транспортное происшествие - событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором причинен материальный ущерб, что и имело место (автомобиль находился в движении по дороге и в сложившейся дорожной обстановке ему был причинен ущерб). Вопреки доводам жалобы то же понятие без его дополнительной конкретизации содержится и в Правилах страхования.

Соответственно, в данном случае усматривается страховое событие, предусмотренное в п. «а» подп. 4.1.1. Правил.

Здесь следует отметить следующее. В материалах дела представлен составленный сотрудниками комитета городского хозяйства акт комиссионного обследования проезжей части дороги с четной стороны ***. Из содержания указанного документа следует, что участок дороги находится в удовлетворительном состоянии, впадин, ям, перепадов и прочих изъянов либо естественных элементов, которые могли бы способствовать образованию лужи глубиной от 30 до 73 см, не имеется. В ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции специалист С. пояснил, что имеющиеся повреждения двигателя могли также образоваться в результате отсутствия в двигателе масла (что соответственно не являлось бы ДТП по причине отсутствия связи наступившего ущерба с дорожными условиями), на что указывают отдельные элементы характерных повреждений осмотренного экспертом объекта. Специалист указал, что исходных данных, опровергающих данное обстоятельство, представленное в материалах дела заключение эксперта не содержит. Также обратил внимание суда на особенности поврежденного двигателя, моментальное поступление в который большого количества воды существенно ограничено. Полагает, что от поступления в двигатель воды наступили бы иные последствия, чем имеют место.

Основываясь на пояснениях специалиста, с целью уточнения указанных обстоятельств представителем ответчика по делу было заявлено ходатайство о назначении судом апелляционной инстанции повторной автотехнической экспертизы.

Однако, оснований для удовлетворения данного заявления судебная коллегия не находит, поскольку каких-либо возражений относительно заключения эксперта, ходатайств о проведении повторной (дополнительной) экспертизы по делу в суде первой инстанции стороной ответчика не заявлялось, в суде же апелляционной инстанции все сомнения были устранены в ходе допроса эксперта К., который в дополнение к имеющемуся в деле заключению пояснил, что при осмотре двигателя имели место остатки масла в коленчатом вале, при том, что плавление вкладышей, указывающего на масляное голодание, не было зафиксировано, что свидетельствует о единственно возможной причине поломки двигателя – гидроударе, чему соответствуют все зафиксированные деформации, в том числе задиры и поломка поршня; структура двигателя автомобиля «***» не исключило в сложившейся дорожной обстановке поступление в двигатель достаточного для гидроудара количества воды, наличие которой внутри двигателя было однозначно установлено. Сомнений в компетенции эксперта ни у сторон, ни у суда первой и апелляционной инстанции не имеется. Более того, с доводами эксперта в ответ на пояснения специалиста последний согласился.

Таким образом, иных событий, кроме ДТП, в рассматриваемом случае не усматривается.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы жалобы о невозможности произвести страховую выплату в возмещение ущерба от ДТП со ссылкой на то, что заявление страхователя, адресованное страховой компании, основывалось на наступлении ущерба вследствие опасного гидрометеорологического явления, а не ДТП, поскольку соответствующего основания для отказа в выплате страхового возмещения Правила страхования не содержат. Более того, как при обращении к страховщику, так и в ходе рассмотрения дела истцом было заявлено о производстве ему возмещения по страховому риску «Ущерб», что и подлежало рассмотрению страховщиком в независимости от приведенного страхователем страхового события. В ходе судебного разбирательства истцом был поставлен вопрос о наличии страхового события, определенного в договоре страхования как ДТП, против выплаты вследствие которого страховщик также возражал, в связи чем требования ФИО истца по указанному основанию и были разрешены судом.

Что касается доводов жалобы об обоснованности отказа в выплате страхового возмещения ввиду необращения страхователя в ГИБДД и непредоставления в страховую компанию справки либо иных документов, подтверждающих факт произошедшего и размер ущерба, то согласно подп. в п. 9.4 Правил страхования данное обстоятельство, в отличие от иных, безусловно освобождающих страховщика от производства выплаты, лишь предоставляет страховщику соответствующее право, которое страховщик может реализовать только в случае невозможности установления обстоятельств произошедшего и размера ущерба иным путем, что как раз и было осуществлено в ходе судебного разбирательства. Более того, как верно отразил суд первой инстанции в решении, что также аналогичным образом прокомментировал и привлеченный к участию в деле в суде апелляционной инстанции специалист С., изначально у страхователя не имелось возможности квалифицировать сложившуюся ситуацию как ДТП применительно к критерию ДТП в виде наступления ущерба, в связи с чем отсутствие оформления документации сотрудниками ГИБДД нельзя расценивать как намеренное действие страхователя по сокрытию обстоятельств произошедшего. Здесь также следует отметить, что в силу подп. в п. 9.2 непредоставление документации, оформленной ГИБДД, является основанием для безусловного отказа в выплате страхового возмещения только в случае совокупности с нарушением страхователем иных условий договора страхования, чего не имело место быть.

Вопреки доводам жалобы, суд первой инстанции обосновано посчитал не нашедшей своего подтверждения позицию стороны ответчика о наличии оснований, предусмотренных ст. 963 ГК РФ (определяющей, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица), для отказа в выплате страхового возмещения, поскольку установленные обстоятельства произошедшего не могут расцениваться как осознанные действия страхователя, направленные на наступление страхового события (п. 9.1.1. Правил страхования). Иных соответствующих оснований (в частности неосторожность страхователя, допущенная в создавшейся дорожной обстановке, что имело место быть) для освобождения страховщика от выплаты применительно к рассматриваемому делу ни законом, ни условиями договора страхования не предусмотрено.

Также судом первой инстанции верно установлено, что страхователь принял все возможные и доступные меры к спасению застрахованного имущества – неспособное к дальнейшему движению транспортное средство не было оставлено им без присмотра, автомобиль был перемещен с проезжей части на обочину, произведена его эвакуация, осмотр на СТО, что исключает обстоятельства несоблюдения страхователем условий договора (п.п. 7.3.1, 7.3.2 во взаимосвязи с п. 9.1.1, подп. г п. 9.4 Правил страхования) на предмет возможности освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения в соответствии с положениями ч. 3 ст. 962 ГК РФ, фактически предусматривающей ответственность страхователя в случае непринятия им разумных и доступных мер с целью уменьшения возможных убытков при наступлении страхового случая.

Судебная коллегия также считает несостоятельными доводы жалобы о праве страховщика на отказ в выплате страхового возмещения на основании положений ч. 4 ст. 965 ГК РФ и подп. а п. 9.4 Правил страхования - ввиду непринятия истцом мер по установлению лиц, виновность которых, по мнению ответчика, усматривается в произошедшем (водитель автобуса, двигавшегося во встречном автомобилю истца направлении, либо администрация города, ответственная за засор ливневой канализации), а также - невозможности реализации страховщиком права суброгации. Так, в материалах дела представлены справки компетентных органов об исправном состоянии ливневой канализации по состоянию на период имевшего место ДТП, установленные обстоятельства происшествия также не указывают на неправомерность действий иных участников движения на соответствующем участке автодороги, виновных действий ФИО истца применительно к приведенным положениям не установлено.

Таким образом, исковые требования о взыскании со страховщика в пользу страхователя страхового возмещения обосновано признаны судом первой инстанции подлежащими удовлетворению.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что судом правильно применен материальный закон, подлежащий применению, установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, имеющимся доказательствам дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями ст.ст. 67, 196 ГПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы направлены на иное толкование закона, иную оценку доказательств, не содержат обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда и опровергающих его выводы.

Нарушений норм процессуального закона, которые могли бы служить основанием для отмены решения суда, судом допущено не было.

Следовательно, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, апелляционная инстанция

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ленинского районного суда г.Тамбова от 04 апреля 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя СОАО «ВСК» – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: