Разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба

Разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба

Ответчик как непосредственный причинитель вреда обязан возместить истцу разницу между страховым возмещением, выплаченным его страховой компанией, и фактическим размером ущерба

задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас


Требование истцаТребование истца

ООО «Наименование организации» обратилось в суд с иском в порядке суброгации о взыскании с Д. И.М. ущерба в размере суммы выплаченного страхового возмещения – 63 135 руб. 81 коп., расходов на оплату государственной пошлины – 2 094 руб. 07 коп.

Иск мотивирован тем, что 01.03.2015 года имело место дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю марка автомобиля *, р/з * причинены механические повреждения.

Данный автомобиль был застрахован от ущерба по полису добровольного страхования в компании истца, которое выплатило страховое возмещение в размере стоимости восстановительного ремонта, с учетом износа выплата составила 192 269 руб. 35 коп. Дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя Д. И.М., автогражданская ответственность которого была застрахована в СПАО «Наименование организации2» по договору обязательного страхования и добровольного страхования.

Страховая компания СПАО «Наименование организации2» выплатила в пользу истца страховое возмещение в размере стоимости ремонта с учетом износа в размере 129 133 руб. 54 коп. Ответчик как непосредственный причинитель вреда обязан возместить истцу разницу между страховым возмещением, выплаченным его страховой компанией, и фактическим размером ущерба, которая составляет  63 135 руб. 81 коп.

Выводы судаВыводы суда по делу

В соответствии со ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В силу требований ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 965 ч. 1 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Согласно ст. 1072 ГК РФ, юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Как правильно установлено судом и следует из материалов дела, 01 марта 2015 года в 20 часов 25 минут по адресу: адрес  произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобилей марка автомобиля, р/з *, под управлением Д. И.М., и марка автомобиля *, р/з *, под управлением Б. А.И., принадлежащего ему же.

В результате происшествия указанный автомобиль марка автомобиля *, р/з *, получил механические повреждения.

На момент дорожно-транспортного происшествия автомобиль марка автомобиля *, р/з *, был застрахован от ущерба в ООО «Наименование организации» по договору добровольного комплексного страхования автотранспортного средства № *.

03 марта 2015 года потерпевший . А.И. обратился в ООО «Наименование организации» с заявлением о наступлении страхового случая.

ООО «Наименование организации», рассмотрев указанное заявление, признала произошедшее дорожно-транспортное происшествие страховым случаем и произвело выплату за ремонт застрахованного автомобиля в размере 192 269 руб. 35 коп. (без учета износа), что подтверждается платежным поручением № * от 27.05.2015.

В соответствии со справкой о дорожно-транспортном происшествии от 01 марта 2015 года, постановлением по делу об административном правонарушении от 01 марта 2015 года, дорожно-транспортное происшествие произошло в результате нарушения водителем Д. И.М. п. 8.3 ПДД РФ, который не уступил дорогу транспортному средству марка автомобиля *, имеющему преимущественное право движения.

Вина в дорожно-транспортном происшествии ответчиком Д. И.М. в ходе рассмотрения дела не оспаривалась.

На момент дорожно-транспортного происшествия гражданская ответственность причинителя вреда Д. И.М. была застрахована по договору ОСАГО - * в СПАО «Наименование организации2» со сроком действия договора с 29.03.2014 по 28.03.2015, с лимитом ответственности 120 000 руб., а также по договору КАСКО серии *, в рамках которого была дополнительно застрахована гражданская ответственность Д. И.М. на сумму 500 000 руб.

15 июня 2015 года ООО «Наименование организации» направило в адрес СПАО «Наименование организации2» претензию о страховой выплате понесенных убытков по вине Д. И.М. в рамках полиса ОСГАО в размере 120 000 рублей.

В целях исполнения претензии истца, СПАО «Наименование организации2» в досудебном порядке произвело выплату страхового возмещения в пользу ООО «Наименование организации» в размере 129 133 руб. 54 коп. (с учетом износа), из которых 120 000 руб. выплачено по полису ОСАГО, 9 133 руб. 54 коп. – по полису добровольного страхования, что подтверждается платежным поручением № * от 10.07.2015.

Согласно позиции, содержащейся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 10.03.2017 года N 6-П, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 10.03.2017 N 6-П указал, что положения ст. 15, п. 1 ст. 1064, ст. 1072 и п. 1 ст. 1079 ГК РФ - по их конституционно-правовому смыслу в системе мер защиты права собственности, основанной на требованиях ст. 7 (ч. 1), 17 (ч. 1 и 3), 19 (ч. 1 и 2), 35 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 52 Конституции Российской Федерации и вытекающих из них гарантий полного возмещения потерпевшему вреда, - не предполагают, что правила, предназначенные исключительно для целей обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, распространяются и на деликтные отношения, урегулированные указанными законоположениями.

Иное означало бы, что потерпевший лишался бы возможности возмещения вреда в полном объеме с непосредственного причинителя в случае выплаты в пределах страховой суммы страхового возмещения, для целей которой размер стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определен на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов.

В контексте конституционно-правового предназначения ст. 15, п. 1 ст. 1064, ст. 1072 и п. 1 ст. 1079 ГК РФ, Закон об ОСАГО, как регулирующий иные страховые отношения, и основанная на нем Единая методика определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства не могут рассматриваться в качестве нормативно установленного исключения из общего правила об определении размера убытков в рамках деликтных обязательств и, таким образом, не препятствуют учету полной стоимости новых деталей, узлов и агрегатов при определении размера убытков, подлежащих возмещению лицом, причинившим вред.

Таким образом, принцип полного возмещения убытков применительно к случаю повреждения транспортного средства предполагает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено.

Исходя из установленных по делу обстоятельств, верно применив и истолковав нормы материального права, суд пришел к правильному выводу о о взыскании с Д. И.М. разницы между фактическим размером ущерба (без учета износа) и страховым возмещением (выплаченным с учетом износа).

С возражениями ответчика против иска со ссылкой на обязанность СПАО «Наименование организации2» выплатить возмещение без учета износа суд верно не согласился, указав на содержание заключенного между ответчиком и его страховой компании договора, предусматривающего выплату с учетом износа.

Доводы ответчика о том, что фактический размер причиненного ущерба (без учета износа) завышен истцом, стоимость деталей завышена, ряд деталей необоснованно включены в счет, поскольку не доказана причинно-следственная связь между их повреждением и дорожно-транспортным происшествием, суд счел несостоятельными и привел в решении доказательства, опровергающие эту позицию.

В обоснование размера причиненного ущерба истцом в материалы дела представлены акт осмотра транспортного средства 03 марта 2015 года, заказ-наряд № * на общую сумму 192 269 руб. 35 коп., счет от 01 мая 2015 года № * о стоимости работ и деталей, выставленный ООО «Автоштадт» истцу на сумму 192 269 руб. 35 коп., страховой акт (паспорт убытка) № *, в соответствии с которым заявленный и оплачиваемый убыток составили 192 269 руб. 35 коп., акт выполненных работ  от 30.04.2015, в соответствии с которым ООО «Автоштадт» произвело работы по ремонту поврежденного автомобиля на общую сумму 192 269 руб. 35 коп., расчет износа по убытку.

Оснований не доверять указанным документам, в которых установлена стоимость произведенного ремонта поврежденного автомобиля марка автомобиля *, у суда не имелось, поскольку они согласуются между собой и с другими материалами дела.

Ответчиком не представлено доказательств об ином размере причиненного им ущерба как с учетом износа, так и без учета износа.

Суд предлагал ответчику провести судебную экспертизу для установления размера причиненного ущерба, однако ответчик ходатайствовать о проведении экспертизы отказался.

При указанных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что размер фактического причинённого ущерба составляет 192 269 руб. 35 коп., размер ущерба с учетом износа – 129 133 руб. 54 коп. и взыскал с ответчика Д. И.М. в пользу истца ООО «Наименование организации» разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба в размере 63 135 руб. 81 коп. (192 269 руб. 35 коп. – 129 133 руб. 54 коп.).

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца взысканы расходы на оплату государственной пошлины в размере 2 094 руб. 07 коп.

Выводы решения сделаны на основании правильно и полно установленных юридически значимых обстоятельств по делу, при верном применении норм материального права, коллегия с ними согласна.

В поданной апелляционной жалобе ответчик фактически повторяют позицию, изложенную в отзыве на иск, которая верно оценена судом первой инстанции как несостоятельная.

По мнению ответчика, стоимость замененных деталей  должна быть рассчитана в пределах среднерыночной. Приведенное утверждение не основано на законе, поскольку потерпевший имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков. Ответчик не доказал возможность проведения ремонта с тем же результатом за иные денежные средства, при том что размер ущерба определен по фактическим затратам.

Доводы заявителя жалобы о проведении ремонта деталей, которые не были повреждены в результате данного ДТП, коллегия оценивает как надуманные и голословные. Справка о ДТП, выданная органами ГИБДД, не является документом для расчета причиненного ущерба, при ее составлении сотрудник ГИБДД не обязан указывать все повреждения автомобиля, а лишь их видимую часть. В акте осмотра отражено, что возможны скрытые повреждения в зоне поврежденных деталей (л.д.25). Две страховые компании (истца и ответчика) согласились с предоставленным расчетом стоимости ремонта, в представленных документах не отражено, что имеются повреждения, связанные с дефектами эксплуатации. Коллегия также отмечает, что ответчик в перечень отсутствующих в осмотре повреждений включает и те, которые в нем присутствуют: радиатор, спойлер, эмблема завода-изготовителя, цилиндр омывателя фары. Суждення ответчика о том, что внешние детали кузова постоянно подвергаются внешнему воздействию (капот, фара, бампер) могут иметь значительный износ, носят умозрительный характер и не могут повлечь отказ во взыскании стоимости их замены. Согласно предоставленным документам в результате неправомерных действий ответчика на автомобиле истца бампер деформирован с образованием разрыва, капот деформирован с изломом ребра жесткости, возможность другого способа ремонта в сравнении с проведенным, наличие на деталях эксплуатационных дефектов ответчиком не доказаны.

Ссылки заявителя жалобы на обязанность суда назначить по настоящему делу автотехническую экспертизу для определения стоимости ремонта коллегия также отклоняет. Выслушав позицию ответчика, суд поставил на обсуждение вопрос о назначении по делу экспертизы, ответчик отказался от ее проведения. В силу норм процессуального законодательства каждая сторона обязана доказать то, на что ссылается; обязанности по доказыванию на суд не возложено.

Таким образом, выводы решения соответствуют обстоятельствам, установленным по делу, нарушений норм материального и процессуального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе тех, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе, судом не допущено, юридически значимые обстоятельства установлены полно и правильно, доводы жалобы не содержат оснований к отмене либо изменению решения.

Источник: Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы


Принимаем звонок
Оставьте заявку на
бесплатную консультацию
юриста по телефону
Москва и область:
+7 499 577-00-25 доб.109
Санкт-Петербург и область:
+7 812 425-66-30 доб.109

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

Канал в Яндекс.Дзен
kaskoinfo.ru 2012-2020