Страховая компания заявила, что полис КАСКО поддельный

Консультация юриста

Учитывая, что ответчиком оспаривался сам факт заключения договора, суду следовало предложить истцу представить подлинник страхового полиса, поскольку на нем лежит обязанность доказать наличие договорных отношений.
В связи с этим апелляционное определение, выводы которого основаны на исследовании копии страхового полиса, в данном случае не может быть признано законным.

 

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 02 июня 2020 г №23-КГ20-3

Требование истцаТребование истца

А. Х.Х. обратился в суд с названным иском к САО «ВСК», полагая, что ответчик без законных на то оснований не выплачивает страховое возмещение по заключённому между сторонами договору КАСКО.

САО «Наименование СК» обратилось в суд со встречным иском к  А.у Х.Х. о признании недействительным договора страхования в части превышения страховой суммы над страховой стоимостью и признании договора страхования незаключённым, обосновывая свои требования тем, что установленная договором страхования страховая сумма не соответствует действительной стоимости застрахованного имущества, кроме того, бланк квитанции об оплате страховой премии, представленный истцом, был ранее похищен, а подпись от имени САО «Наименование СК» выполнена в договоре лицом, не являющимся сотрудником страховой компании, в связи с чем стороны не могли заключить договор страхования на данном бланке.

Выводы судаВыводы суда по делу

Решением Шалинского городского суда Чеченской Республики от 17 сентября 2018 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 12 марта 2019 г. и постановлением президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 25 июля 2019 г., иск удовлетворён частично.

Судами установлено, что  А. Х.Х. на праве собственности принадлежит автомобиль Porsche Cayenne Turbo, государственный знак

Истцом суду представлен страховой полис КАСКО № | от 7 октября 2017 г., выданный САО «Наименование СК» , а также квитанция № 10/*** от 7 октября 2017 г., согласно которой им уплачена страховая премия в размере 291 461 руб. 68 коп. представителю ответчика С.П.А.

7 февраля 2018 г. в результате дорожно-транспортного происшествия автомобилю причинены механические повреждения.

20 февраля 2018 г.  А. Х.Х. обратился в САО «Наименование СК» с заявлением о наступлении страхового случая, ссылаясь на договор страхования № ** КАСКО  от 7 октября 2017 г. с О.О.С., действовавшим от имени страховщика.

Транспортное средство страховщиком осмотрено не было, выплату страхового возмещения страховая компания не произвела. На досудебные претензии страховщик также не ответил.

С целью установления стоимости восстановительного ремонта повреждённого автомобиля  А. Х.Х. обратился в независимую оценочную организацию в ООО НСЭУ «ПРОФЭКС», в соответствии с заключением которого стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учётом износа составила 3 210 132 руб. 77 коп., стоимость годных остатков - 801 800 руб., рыночная стоимость автомобиля по состоянию на момент дорожно-транспортного происшествия составляла 4 000 000 руб.

Разрешая по существу заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что в рассматриваемом случае оснований для отказа в выплате страхового возмещения у страховой компании не имелось, а ненадлежащая организация ответчиком хранения, выдачи и учёта бланков строгой отчётности не может являться основанием для нарушения прав истца, который добросовестно заключил и исполнил обязательства по договору страхования.

Отказывая в удовлетворении встречного иска, суд исходил из отсутствия оснований для признания договора страхования недействительным и отсутствии в материалах дела бесспорных доказательств того, что С. П.А. не являлся сотрудником страховщика и не имел полномочий на подписание от его имени квитанции на оплату страховой премии. Полномочия представителя страховщика вытекают из договора страхования, который подписан непосредственно сотрудником страховой компании. На документах имеется оттиск печати страховщика, при этом ответчик о выбытии печати из владения либо о наличии иной печати не заявлял.

Суд апелляционной и кассационной инстанций с такими выводами суда первой инстанции согласились.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с обжалуемыми судебными постановлениями нельзя согласится по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 927 Гражданского кодекса Российской Федерации страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

В соответствии с требованиями статьи 940 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования должен быть заключен в письменной форме.

Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования.

Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа (пункт 2 статьи 434) либо вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (свидетельства, сертификата, квитанции), подписанного страховщиком.

В соответствии с пунктом 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

В подтверждение факта заключения между сторонами договора добровольного страхования транспортного средства истец представил копию страхового полиса серии КАСКО №** от 7 октября 2017 г., выданный САО «Наименование СК» , а также квитанцию № 1** от 7 октября 2017 г.

Возражая против факта заключения договора страхования, САО «Наименование СК» указывало, что согласно акту приёма-передачи бланков строгой отчётности квитанция формы А-7 серии № была передана другому агенту САО «Наименование СК» , а именно ООО «ТПК «Наименование компании-1».

При этом в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции, САО «Наименование СК» в порядке статьи 168 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации было сделано заявление о подложности данного доказательства и заявлено ходатайство о назначении судебно-технической экспертизы документа с целью установления способа изготовления экземпляра документа, нанесения на него текста, оттиска печати и т.д.

Определением Шалинского городского суда Чеченской Республики от 24 августа 2018 г. в удовлетворении заявленного ходатайства отказано.

В соответствии со статьей статье 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

В силу части 1 статьи 79 того же Кодекса при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в
различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Поскольку хищение имело место в отношении бланков квитанций на оплату страховой премии формы А-7, ходатайство заявлено в отношении бланка страхового полиса , который не является бланком строгой отчётности, о его хищении страховщик в уполномоченные органы не заявлял, происхождение указанного документа достоверно не установлено, суду для проверки заявления о подложности доказательства необходимо было назначить судебно-техническую экспертизу.

В соответствии с абзацем 2 части 2 статьи 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации подлинные документы представляются тогда, когда дело невозможно разрешить по копиям этих документов. Поскольку спор между сторонами заключался в том, надлежащим ли образом заключен договор страхования, то при заявлении страховой компанией о фальсификации выданного  А.Х.Х. полиса, последний должен был представить подлинник указанного документа.

Учитывая, что ответчиком оспаривался сам факт заключения договора, суду следовало предложить истцу представить подлинник страхового полиса, поскольку на нем лежит обязанность доказать наличие договорных отношений.

В связи с этим апелляционное определение, выводы которого основаны на исследовании копии страхового полиса, в данном случае не может быть признано законным.

При рассмотрении настоящего спора, суды оставили без внимания довод ответчика о том, что 2 марта 2017 г., то есть до даты предполагаемого заключения договора страхования № с А.Х.Х.  САО «Наименование СК»  было заявлено о хищении указанных бланков квитанций А-7 агентом, что подтверждается копией заявления с перечнем похищенных бланков строгой отчетности и талоном-уведомлением.

В этот же день информация о признании квитанции недействительной была опубликована на официальном сайте САО «Наименование СК» .

Эти обстоятельства не были учтены при принятии решения по делу, а также не приняты во внимание представленные ответчиком доказательства в подтверждение встречного иска, а данным обстоятельствам в нарушение требований статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, оценки не дано.

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, в связи с чем решение Шалинского городского суда Чеченской Республики от 17 сентября 2018 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чеченской Республики от 12 марта 2019 г. и постановление президиума Верховного Суда Чеченской Республики от 25 июля 2019 г. подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Источник сайт Верховного Суда Российской Федерации vsrf.ru

 


задать вопрос
Задайте свой вопрос юристу
прямо сейчас


Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

Канал в Яндекс.Дзен
kaskoinfo.ru 2012-2020