Иск о возмещении ущерба в порядке суброгации

Иск о возмещении ущерба в порядке суброгации

ПревьюВ обоснование заявленных требований истец указал на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия по вине ответчика был поврежден застрахованный истцом по договору добровольного комплексного страхования автомобиль


Требование истцаТребование истца

ООО «СК «Наименование организации» обратилось в суд с иском к А-у Б.Б о возмещении ущерба в порядке суброгации.

В обоснование заявленных требований истец указал на то, что 30 декабря 2016 года в результате дорожно-транспортного происшествия по вине ответчика был поврежден застрахованный истцом по договору добровольного комплексного страхования автомобиль *, г.р.н. *. Во исполнение условий договора страхования истец выплатил страхователю Ч.А.В. страховое возмещение в сумме 437 211,54 руб. Гражданская ответственность А-а Б.Б. на момент ДТП была застрахована в СПАО «*» по полису № * и последнее по требованию истца возместило ущерб с учетом износа, рассчитанного по Единой методике, в сумме 328 045,31 руб., оставшуюся часть ущерба в размере 109 166,23 руб. истец просил взыскать с ответчика, поскольку страхового возмещения недостаточно для возмещения ущерба в полном объеме, а также возместить расходы по оплате государственной пошлины в сумме 3 383,32 руб.

Решением Бутырского районного суда г. Москвы от 9 апреля 2018 года исковые требования ООО «СК «Наименование организации» удовлетворены. Указанным решением постановлено:

взыскать с А-а Б.Б. в пользу ООО «СК «Наименование организации» 109 166,23 руб. в счет ущерба и 3 383,32 руб. в счет расходов по уплате государственной пошлины.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 2 августа 2018 года решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе А- Б.Б. ставит вопрос об отмене указанных судебных постановлений, полагая их незаконными и необоснованными.

Выводы судаВыводы суда по делу

По результатам изучения кассационной жалобы существенных нарушений норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанции при принятии судебных постановлений, состоявшихся по данному делу, не установлено, в связи с чем не имеется оснований для передачи указанной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Как установлено судом, 30 декабря 2016 года в 14 час. 20 мин. в районе * в нарушение п. 9.10 ПДД РФ А- Б.Б., управляя автомобилем *, г.р.н. *, выбрал такую дистанцию до движущегося впереди автомобиля *, г.р.н. *, под управлением Ч.А.В., которая не позволила избежать столкновения, после которого а/м * продвинулась вперед и совершила столкновение с а/м *, г.р.н. * под управлением З.А.А., в ходе которого автомобилям были причинены механические повреждения.   

Указанные обстоятельства подтверждаются справкой о ДТП, а также постановлением по делу об административном правонарушении * от 30 декабря 2016 года.

Гражданская ответственность А-а Б.Б. на момент ДТП была застрахована в СПАО «*» по полису № * в пределах лимита ответственности страховщика в 400 000 руб. 

В связи с обращением Ч.А.В. по договору добровольного страхования автотранспортного средства № * к страховщику последний организовал осмотр поврежденного автомобиля *, г.р.н. *, направил его на ремонт и оплатил восстановительный ремонт в ООО «*» в сумме 437 211,54 руб. согласно акту разногласий по счету № * от 22.09.2017 года.

Судом установлено, что объем повреждений автомобиля *, г.р.н. *, соответствует повреждениям, указанным в справке о ДТП, акте осмотра, не относящихся к ДТП от 30 декабря 2016 года повреждений не установлено, доказательств обратного ответчиком представлено не было.

СПАО «*» перечислило по претензии истца денежные средства в размере 328 045,31 руб. в счет возмещения ущерба с учетом износа, рассчитанного по Единой методике.

Судом установлено, что за вычетом обеспеченного А-у Б.Б. договором ОСАГО в СПАО «*» размера страховой выплаты в размере 328 045,31 руб. с учетом износа заменяемых деталей, сумма ущерба составила разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба 109 166,23 руб. (437 211,54-328 045,31).

Разрешая настоящий спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении исковых требований, поскольку исходил из того, что вина ответчика в причинении ущерба и его размер нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, а страхового возмещения, выплаченного СПАО «*» в сумме 328 045,31 руб., недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, в связи с чем взыскал с ответчика в счет возмещения ущерба денежные средства в сумме 109 166,23 руб.

Доводы ответчика о том, что из фактически выплаченного истцом возмещения необходимо вычесть сумму страховой премии в размере 103 755,59 руб., полученную от страхователя по полису КАСКО, судом первой инстанции признан несостоятельным, поскольку в соответствии с п. 2 ст. 6 ФЗ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховщики осуществляют оценку страхового риска, получают страховые премии (страховые взносы), формируют страховые резервы, инвестируют активы, определяют размер убытков или ущерба, производят страховые выплаты, осуществляют иные связанные с исполнением обязательств по договору страхования действия. Согласно ст. 2 названного Закона страхование - отношения по защите интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков. Выплата страхового возмещения ООО «СК «Наименование организации» произведена в соответствии с условиями договора добровольного страхования имущества, в результате наступления страхового случая за счет денежных фондов, формируемых страховщиком из уплаченных страховых премий (страховых взносов), что согласуется с требованиями Гражданского кодекса РФ и Федерального закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации».

Проверяя законность вынесенного судом первой инстанции решения, суд апелляционной инстанции с указанными выводами суда согласился.

Доводы кассационной жалобы о том, что для расчета фактически понесенных убытков суду надлежало вычесть из суммы страхового возмещения, выплаченного пострадавшему, не только сумму страховой выплаты, полученной истцом в рамках ОСАГО, но и сумму страховой премии, полученной им при заключении договора с Ч.А.В. о добровольном страховании автомобиля «*», фактически воспроизводят обстоятельства, которые являлись предметом проверки судов первой и апелляционной инстанции, основаны на ошибочном толковании положений ст. 1072 ГК РФ, направлены на иную оценку установленных обстоятельств и собранных по делу доказательств и не могут служить основанием для отмены принятых по делу судебных постановлений в кассационном порядке.

Каких-либо существенных нарушений норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанции, по доводам кассационной жалобы не усматривается, а правом устанавливать новые обстоятельства по делу и давать самостоятельную оценку собранным по делу доказательствам суд кассационной инстанции действующим процессуальным законодательством не наделен.

Источник: Единый портал судов общей юрисдикции г. Москвы


Судебную практику для статьи анализировал практикующий юрист Александр Дудкин
Профиль в Instagram @lawpraktik


Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.
Представленная на сайте судебная практика не содержит полных копий судебных актов, редактирование исходных документов произведено только для удобства восприятия информации.